tev
[an error occurred while processing this directive]
Обзор "Рынок ИТ: Итоги 2006" подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Российский ИТ-рынок выбрал "любимчиков"

Сценарии развития ИТ-рынка: насыщение при незаполненностиПродолжившееся в 2006 году падение темпов роста российского ИТ-рынка поставило главный вопрос в обсуждении перспектив дальнейшего развития — приблизился ли высокотехнологичный сектор к пределам роста или ещё возможна новая волна ИТ-инвестиций? Парадокс ситуации в том, что насыщение ИТ-рынка в России является условным. Это насыщение "фаворитов" — предприятий позитивно привилегированных отраслей экономики.

Бесспорным является тот факт, что с финансовой точки зрения все те, кто мог, уже стали более или менее активными игроками на рынке ИТ. Из числа успешно развивающихся российских предприятий, имеющих устойчивый бизнес и высокий финансово-экономический потенциал, привлечение новых игроков на рынок ИТ уже невозможен. Это и обуславливает наблюдаемое падение темпов роста. Возможности экстенсивной информатизации за счет внедрений на всё новых и новых предприятиях резко сокращаются. Рынок растет всё больше за счет новых заказов предприятий, уже осуществивших у себя первичные и самые крупные по затратам внедрения, а значит, ситуация становится похожа на общемировую и темпы развития рынка должны скатиться до 3-5% реального роста в год.

Этот вывод казался бы однозначным, если бы не тот факт, что насыщение ИТ-рынка в России является условным. Это насыщение "фаворитов" — предприятий позитивно привилегированных отраслей экономики. Но по статистике, число ИТ-активных компаний среди крупных и средних составляет не более 50%, т.е. заказчиком ИТ является каждое второе крупное предприятие. Таким образом, потенциал роста есть. Если же из числа заказчиков ИТ исключить компании, которые располагают лишь простейшими ЛВС, то их количество окажется в шесть раз меньше — около 8%. Таким образом, потенциальная ёмкость российского ИТ-рынка может превышать текущий его объем минимум в 2 и максимум в 10 раз.

Задача состоит только в том, чтобы стимулировать заказывать ИТ огромную массу рядовых российских предприятий, работающих, как правило, в низовых малоприбыльных ценовых нишах, но тоже, тем не менее, стремящихся решить проблему конкурентоспособности. Именно от того, насколько удастся вовлечь в процессы информатизации эту гигантскую группу предприятий, зависят будущие тенденции российского ИТ-рынка.

Свободных денег у таких компаний не слишком много, вопрос ИТ как первостепенный у них не стоит. Их первичные проблемы не связаны не только с ИТ, но и вообще с нематериальными активами, и, соответственно, не могут быть решены с помощью технологий. Здесь ключевой является проблема основных фондов, которая делает бессмысленной постановку на первый план задачи совершенствования нематериальных факторов производства. Ведь ИТ — это только "надстройка" над организмом предприятия, которая не может подменить сам этот организм.  Поэтому шансы на вовлечение этого класса компаний в процессы информатизации возрастают, если к их стимулированию присоединится государство либо крупные инвесторы, которые помогут таким предприятиям решить базовые потребности, т.е. возникнут квазирыночные механизмы управления спросом на ИТ.

Возможные сценарии информатизации в России

Возможные сценарии информатизации в России

Источник: CNews Analytics, 2007

Возможность появления внешних факторов, влияющих на процессы информатизации, и позволяет говорить о вероятных сценариях развития рынка — продолжении эволюции к стационарному состоянию в случае, если спрос на ИТ будет управляться исключительно рыночными механизмами, и, возможно, новом взлёте ИТ-инвестиций, если этот процесс будет стимулироваться искусственно "со стороны". Итак, два основных варианта, которые могут обсуждаться — это продолжение свертывания темпов до 2-2,5% реального роста либо новый бум, предлагающий темпы в 30-40% и более до тех пор, пока рынок не станет больше в несколько раз, достигнув уровня физического насыщения.

"Первый эшелон"

Как же в системе координат этих двух сценариев выглядят перспективы разных отраслей? Сначала об отраслях благополучных — в первую очередь сырьевых, добывающей и металлургической. В этих отраслях — так называемого "первого эшелона" заказчиков ИТ — остаток неинформатизированных предприятий на сегодняшний день очень мал, уровень информатизации здесь близок к 70-80%. Поэтому прироста количества новых клиентов здесь ожидать сложно по причинам практически полного охвата этого рынка.

Среди привилегированных отраслей промышленности перспективы ИТ-бума возможны разве что в электроэнерегетике, бурно реформируемой и постоянно находящейся под президентским оком. Но не все так очевидно. В действительности электроэнергетика стоит перед выбором между двумя вариантами политики технологической модернизации — акцент на ИТ-модернизации либо на обновлении основных фондов. Резкий взлёт расходов на ИТ реализуется в том случае, если в политике будет сделан выбор в пользу массированных ИТ-инвестиций в ущерб обновлению основных фондов. Тогда темпы роста ИТ-затрат могут быть увеличены в разы. Не исключено, что начало этому уже положено, а выбор уже сделан — рост ИТ-затрат в электроэнергетике в последние 3 года составляет 40-80%. Второй вариант — когда выбор делается  в пользу обновления основных фондов, а ИТ-проекты притормаживаются. Обновление основных фондов — очень дорогостоящая вещь, поэтому ИТ-инвестиции в этом случае рискуют резко сократиться на 3-4 года. Всякого рода компромиссные сценарии также не приведут к резкому росту ИТ-инвестиций в отрасли.

Казалось бы, у первого варианта есть важное "политическое" преимущество. Он позволяет достичь быстрых видимых результатов относительно меньшими средствами и даёт возможность "рапортовать" об успехах реформы, тратя гораздо меньше, чем потребовалось бы на технологическое перевооружение основных фондов, что может оказаться вообще неподъемной задачей. Однако на данный момент политика, которую изберет РАО ЕЭС, пока не ясна — ведь, с другой стороны, надо же как-то застраховать отрасль от эксцессов, подобных тому, который имел место 2005 году в Москве, а это проблема основных фондов. 

Некоторый всплеск ИТ-инвестиций вполне можно ожидать в химпроме, поскольку на руку химическому комплексу начали работать некоторые национальные проекты, что приведёт к расширению производств, в том числе, возможно, и к усилению позиций отрасли на внешнем рынке (ведь химпром — одна из четырех экспортоориентированных отраслей отечественной промышленности). Однако доля химпрома в общем объеме ИТ-рынка очень мала — менее 1%, и вряд ли ИТ-бум на химических предприятиях, даже если он и будет иметь место, скажется на увеличении темпов роста ИТ-рынка в целом. 

Среди отраслей, оказывающих услуги, особняком стоит относительно благополучный банковский сектор, который в преддверии ВТО готовится к схватке с западными банками. У российских банков пока нет опыта конкуренции на глобальном рынке банковских услуг, отсюда и появление идей о форсированном развитии отечественного банковского сектора. Чего только стоит разработанная АРБ долгосрочная программа "Национальная банковская система 2010-2020", в которой предложен сценарий, предполагающий доведение к 2010 году доли банковских активов к ВВП до 93%, а к 2020 году — до 140%.

Резко повышать инвестиции в ИТ банкам нет смысла. Скорее всего, они будут использовать менее затратные и доказавшие в прошлом свою эффективность стратегии — менять принципы работы с клиентом, убеждать его в своей надёжности, пытаться разными льготами "закрепить" у себя определенную клиентскую базу, чтобы ее не смогли отобрать иностранные гиганты. Это никак не будет связано ни с ИТ, ни с разного рода высокотехнологичными видами страхования, такими как интернет-страхование.

Наконец, еще одна довольно благополучная российская отрасль — торговля. Если учесть, что текущие объемы рынка ИТ в торговле (порядка 8-9 млрд руб.) создаются за счёт ИТ-активности примерно 20% крупных и средних предприятий, то предел интенсивного роста рынка ограничивается сверху планкой 5 раз, т.е. максимальная емкость рынка составила бы порядка 40 млрд руб. Однако с большой вероятностью в таких отраслях, как торговля, а также других сферах услуг с капиталоемким характером профильного вида бизнеса, рыночный механизм регулирования потребностей в ИТ (т.е. при отсутствии принуждающего или стимулирующего влияния государства) вряд ли даст существенный прирост новых ИТ-заказчиков. Сценарий массовой информатизации будет реализован, если в экономике сложатся условия, при которых торговые предприятия будут внешне вынуждены осваивать ИТ, причем не элементарные учётные системы, а хоть сколько-нибудь слабое подобие ERP, CRM и SCM. Практически вынужденная массовая информатизация возникает при соприкосновении отраслей с требованиями мирового рынка. Однако крупные западные торговые сети уже давно пришли в Россию, и соответствующая волна ИТ-модернизации как одна из ответных мер наших торговых сетей уже пройдена. Формировать рынок здесь продолжат состоявшиеся "старые" игроки, но они уже удовлетворили свои базовые потребности в ИТ, поэтому темпы роста продолжают снижаться.

Рынок на пороге оживления

Но существует и вторая группа отраслей. Наиболее показательным в этой группе является машиностроение, среди предприятий которого до сих пор, например, не более 20% внедрили информационные системы класса ERP. Именно благодаря этим отраслям экономики возможно увеличения текущего объёма рынка ИТ-услуг в разы за счёт простого привлечения новых клиентов (в 5 раз только за счёт машиностроения, т.е. с 13 до 65-70 млрд руб.). Именно здесь гипотетически продолжение экстенсивной информатизации возможно. Но при этом нужны квазирыночные внешние стимулы.

Последние, однако, пока недостаточно сильны, если не сказать отсутствуют. Например, объём государственных инвестиций в наукоёкмкое машиностроение к профициту бюджета составляет порядка 0,14%, к стабфонду — около 0,19%. А доля инвестиций, идущих по конкретным направлениям экономической деятельности, и вовсе исчисляется сотыми долями процента. Например, инвестиции в электронное машиностроение составляют порядка 0,04% и 0,05% соответственно. С другой стороны, все частные вложения в отечественное машиностроение (без учета инвестиций из собственных средств предприятий) составляют лишь около 7% от прибыли "Газпрома", 13% от прибыли "Сургутнефтегаза", 23% от прибыли "Лукойла". Инвестиции в наиболее наукоёмкие направления экономической деятельности ещё ниже — например, объём частных инвестиций во всё отечественное электронное машиностроение составляет порядка 2% от прибыли "Газпрома", 3,5% от прибыли "Сургутнефтегаза", 6% от прибыли "Лукойла", 7% от прибыли "Норникеля" и т.д.

Второй пример отрасли с гигантским полем информатизации, но при этом загнанной в экономический тупик — транспорт. Здесь вообще информатизировано менее 10% предприятий, и рост рынка гипотетически возможен на 90% (с сегодняшних 11-13 до 100 млрд руб.). Определенные шансы на начало ударных инвестиционных вливаний в эту отрасль имеются в связи с анонсированными намерениями российских властей превратить отечественную транспортную отрасль в один из ключевых каналов интеграции России в международное разделение труда.

Однако пока это только декларации. Так, например, в подпрограмме "Развитие экспорта транспортных услуг" на создание информационной системы мониторинга и статистических баз данных по основным показателям состояния транспортного комплекса (включающей практически всё, от  обеспечения обмена информацией о транспортных средствах, грузах при интермодальных, мультимодальных перевозках с предприятиями автотранспорта, смежными железными дорогами, пароходствами, грузоотправителями, грузополучателями, до создания единой базы данных по международным грузовым и пассажирским автоперевозкам) предполагается выделить в течение 2006-2010 гг. лишь 90 млн рублей, причем из федерального бюджета — 55 млн рублей. На фоне стоимости западной информационной системы для среднего промышленного предприятия в 30 млн руб. 90 млн на всю отрасль, да ещё на 5 лет — цифра даже уже не смешная. В большинстве федеральных целевых программ отдельной строки на ИТ-расходы вообще нет.

В целом к концу 2006 года осталась огромная масса слабоинформатизированных или вовсе не информатизированных предприятий российской экономики, и тенденция падения темпов роста ИТ-инвестиций обещает продолжится. Связано это, с одной стороны, с насыщением базовых ИТ-потребностей "первого эшелона" заказчиков во всех без исключения отраслях российской экономики и, с другой стороны, с отсутствием явных стимулов (либо финансовых возможностей) для инвестиций в крупные ИТ-проекты со стороны оставшейся менее активной и менее экономически успешной части предприятий. Возможно, иная ситуация сложится в году 2007-м.

Владимир Карачаровский / CNews Analytics

Виталий Мосеев: Период хаотичного развития ИТ-рынка остался позади

Виталий МосеевНа вопросы CNews отвечает Виталий Мосеев, генеральный директор компании "Классика".

CNews: Какие тенденции, по вашим наблюдениям, характеризовали развитие российского рынка ИТ в 2006 г.?

Виталий Мосеев: Одна из главных тенденций, которая наметилась еще несколько лет назад, но четко обозначилась лишь в прошедшем году, — это усиление роли государства в отечественной ИТ-отрасли. В 2006 г. российский ИТ-рынок стал свидетелем того, как государство перешло от отдельных частных призывов к реальным действиям. Мы увидели его первые шаги, связанные в первую очередь с национальными проектами, в которых ИТ играют существенную, а иногда и определяющую роль — как, например, в ряде проектов в сфере образования. Помимо этого, одна из горячих тем прошлого года была связана с созданием специализированных технопарков, призванных соединить воедино разрозненные элементы отечественной ИТ-отрасли, в том числе и разработок в области телекоммуникаций. Собрать, укрепить, развить и привлечь необходимые инвестиции с тем, чтобы Россия стала заметной частью мировой ИТ-индустрии.

CNews: Какие отрасли стали в 2006 году наиболее активными ИТ-потребителями? За счет каких факторов?

Виталий Мосеев: Общий рост ИТ-индустрии составляет порядка 20%. При этом большая часть приходится непосредственно на телеком. Причем в этом году появились новые операторы, произошла демонополизация рынка дальней связи, к примеру, и многие компании получили возможность осваивать новые для себя направления. По-прежнему активно рос госсектор, нефтегазовый сектор, банковский. Важно отметить, что это уже не экстенсивный рост. Компании меняют системы управления, внедряют серверы, вычислительные системы. То есть сейчас наблюдается активный целенаправленный рост, и в настоящее время идет волна внедрения решений известных и хорошо себя зарекомендовавших брендов, таких как Oracle или SAP. Особенно высок интерес к таким решениям в банковском секторе, что, вероятно, не в последнюю очередь связано с устойчивым желанием нашей страны вступить в ВТО. Кроме того, в последнее время стали развиваться отрасли, которые долгое время отставали в плане информатизации, например, оборонная промышленность и сельское хозяйство.

Читать полный текст интервью

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2007 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS