[an error occurred while processing this directive]

Обзор подготовлен

версия для печати
Юлия Машинистова
Sciener

Юлия Машинистова:

Структура российского ИТ-рынка пришла в соответствие со структурой ИТ-рынков западных стран

На вопросы CNews ответила директор по маркетингу и продажам компании Sciener Юлия Машинистова.

CNews: Как вы оцениваете соотношение негативных и позитивных факторов влияния кризиса на ИТ-рынок? Появились ли в течение 2009 года новые поводы для оптимизма ИТ-игроков, на ваш взгляд?

Юлия Машинистова: Российский ИТ-рынок долгое время существовал в условиях, которые иначе как тепличными не назовешь. Рост измерялся десятками процентов в год, заказчики потребляли ИТ в основном по дефицитной модели, слабо связанной с внедрением в бизнес каких-либо прорывных технологий. Это сдерживало повышение уровня зрелости рынка. Зато его объем, а также уровень жизни отдельных игроков семимильными шагами шли в гору. Однако в 2009 г. кризис в полном объеме отразился на ИТ-рынке: заказчики значительно урезали ИТ-бюджеты, стали намного внимательнее относиться к затратам, к выбору поставщиков и к утверждению сделок.

В итоге, на рынке сложилась неравномерная ситуация: у большинства игроков спад объемов бизнеса был значительным (до 50%), но при этом некоторые компании продемонстрировали небольшой рост. Соответственно, произошел общий рыночный спад, следствием которого стала очередная волна слияний и поглощений, прокатившаяся по рынку в 2009 году. Многие самостоятельные игроки исчезали, вливаясь целыми коллективами в более крупные компании, или вообще прекращали свое существование. Тяжелее всего пришлось небольшим узкоспециализированным компаниям. Сейчас мы наблюдаем, как сложившиеся команды по 20-30 человек кочуют из компании в компанию, пытаясь найти свое место в новых рыночных условиях.

Если говорить о соотношении негативных и позитивных факторов, то их влияние, на мой взгляд, примерно равнозначно. С одной стороны, значительно замедлилось проникновения информационных технологий в экономику, особенно в сектор СМБ - ведь ИТ-рынок «откатился» чуть ли не на уровень 2005-2006 гг. С другой стороны, кризис сыграл роль фактора естественного отбора: выжили самые сильные и эффективные игроки. Отечественные ИТ-компании, из года в год помогавшие бизнесу и государству оптимизировать процессы управления, в 2009 г. были вынуждены обратить внимание на собственную эффективность. Кризис ускорил процессы выведения непрофильных и низкомаржинальных направлений деятельности из структуры бизнеса ИТ-компаний. Почти все игроки рынка в течение 2009 г. говорили об оптимизации внутренних ресурсов, причем многие не ограничивались разговорами – они внедряли в своей компании решения, позволяющие стать более эффективными и клиентоориентированными.

Кризис способствовал значительному росту конкуренции, что заставило ИТ-компании перестать чувствовать себя монополистами даже на профильных и афилированных рынках, начать поиск новых путей развития, отказываясь при этом от неэффективных направлений и форматов бизнеса. Компании стали разрабатывать и предлагать заказчикам новые схемы взаимодействия, стали бороться за каждого клиента. Так что от кризисных явлений есть заметная польза: они ускоряют взросление рынка.

CNews: Как изменилась структура ИТ-рынка в 2009 году? Какие ИТ-направления вы могли бы отметить в числе доминирующих?

Юлия Машинистова: Структура российского ИТ-рынка пришла в соответствие со структурой ИТ-рынков западных стран. Этот факт является одним из главных поводов для оптимизма.

Падение продаж было разным в отдельных секторах, что привело к переконфигурированию структуры ИТ-рынка. С началом мирового кризиса акценты развития ИТ-инфраструктур заказчиков сместились от приобретения нового оборудования к оптимизации уже имеющегося ИТ-парка. Этот тренд существенно изменил картину ИТ-рынка. Сильнее всего упал объем продаж ИТ-оборудования, гораздо меньше пострадал рынок программного обеспечения. Ну и совсем хорошо сегодня чувствует себя рынок ИТ-услуг: он не показал отрицательную динамику, что в нынешней ситуации уже немало. Некоторые ИТ-услуги пострадали серьезнее (например, ИТ-консалтинг). Другие, наоборот, продемонстрировали устойчивость и даже небольшой рост - в частности, услуги в сфере ИБ, заказной разработки ПО, интеграции и технической поддержки.

Стабильности сегменту ИТ-услуг прибавили несколько тенденций. Так, содержание собственного ИТ-департамента – удовольствие не из дешевых. Как результат – существенное сокращение расходов компаний на собственный ИТ-персонал в рамках общей оптимизации затрат на ИТ и передача части необходимых функций по обслуживанию систем внешним подрядчикам. При этом заказчики не готовы в трудное для себя время просто поддерживать ИТ-бизнес – они пытаются сэкономить свои бюджеты, заставляя поставщиков ИТ-услуг снижать расценки. Однако возрастающий объем потребления в натуральном выражении позволяет ИТ-компаниям сохранять общие объемы выручки.

Существует еще один позитивный фактор, способствующий развитию индустрии ИТ-услуг в кризисные времена: это ситуация на рынке труда. Гонка зарплат и ажиотажный спрос на персонал отошли в прошлое. Рынок ИТ-специалистов вернулся в нормальное состояние: работники конкурируют за место, а не компании конкурируют за сотрудников. Это положительно сказалось как на уровне мотивации персонала, так и на возможностях роста игроков рынка ИТ-услуг.

В итоге, доля услуг в структуре российского ИТ-рынка увеличилась по сравнению с докризисным периодом. Кроме того, если раньше акцент делался на системной интеграции (напрямую связанной с поставками «железа»), то сейчас локомотивом рынка услуг стали техническая поддержка и обслуживание.

Хуже всех в кризис пришлось производителям оборудования и дистрибьюторам. Приобретение оборудования является капитальным вложением. Отложить покупку в случае, когда основной дефицит уже удовлетворен, и речь идет лишь о совершенствовании инфраструктуры, как правило, не составляет труда. Поэтому подобные статьи ИТ-бюджетов были секвестрированы в первую очередь.

CNews: Какие ИТ-решения сегодня в наибольшей степени востребованы заказчиками? На что будет расти спрос в течение ближайшего года, на ваш взгляд?

Юлия Машинистова: Заказчикам необходимы решения, которые позволяют получить большую отдачу от имеющейся инфраструктуры. Это виртуализация, всевозможные услуги по оптимизации ИТ-инфраструктуры, проекты по консолидации, решения по информационной безопасности.

Одним из главных «кризисных трендов» можно считать рост востребованности BI-систем. Средства бизнес-аналитики были необходимы заказчикам и до начала кризиса, однако сейчас спрос на эти решения стал более осознанным и адекватным. Мы видим, насколько высоки потребности заказчиков в инструментах для оперативного и стратегического руководства компанией. Топ-менеджмент все больше осознает значимость аналитики и точных прогнозов в развитии бизнеса. Спрос на BI также обусловлен тем, что значительная часть компаний уже завершила автоматизацию базовых управленческих задач.

С началом кризиса возросла потребность в решениях по управлению взаимоотношениями с клиентами. Популярность CRM - это прямое следствие того, что бизнес в непростых экономических условиях понимает значимость каждого отдельно взятого клиента. Компании стремятся повысить лояльность клиентов и наладить с ними более тесные связи.

Отдельно стоит отметить растущий интерес к SaaS - как у заказчиков, так и у ИТ-компаний. Несмотря на то, что пока масштабных проектов в этой области в России нет - тема интересна почти всем. Развитию и продвижению SaaS также должно способствовать стремление ИТ-компаний создавать новые бизнес-модели взаимодействия с потребителями ИТ. Для заказчиков модель «ПО как услуга» представляет интерес с точки зрения возможного снижения затрат, избавления от расходов на эксплуатацию и приобретение систем. Учитывая все эти факторы, подобная модель должна получить широкое распространение в ближайшем будущем.

В целом, заказчики стали инвестировать в проекты, отдача от которых понятна. Имиджевые проекты отошли в прошлое, на первый план вышло стремление к повышению эффективности бизнеса и снижению издержек.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Юлия Машинистова

CNews: В начале прошлого года аналитики предсказывали резкое снижение в России количества проектов по внедрению бизнес-приложений (в особенности – тяжелых и дорогих решений). В какой степени эти прогнозы оправдались, из вашей практики?

Юлия Машинистова: В начале 2009 г. большинство экспертов полагало, что в области «тяжелых» решений не будет новых проектов, что будут завершаться начатые внедрения, что по мере необходимости заказчики будут точечно оптимизировать имеющиеся ERP. В первом полугодии прошлого года новые ERP-проекты действительно были редкостью. Но к концу года на рынке началось оживление, стартовали несколько больших проектов. Например, о планах внедрения полномасштабного решения на платформе SAP недавно объявил «Газпром», но решение о начале проекта было принято именно в 2009 году. Еще один крупный проект по внедрению SAP начинается в «Северстали». Поэтому пессимистичное видение рынка, сложившееся у профессионального ИТ-сообщества в начале прошлого года, себя не оправдало.

Несмотря на негативные прогнозы, компании, ориентированные на работу с государственными заказчиками, пострадали не так сильно, как игроки, взаимодействующие с коммерческим сектором. Сокращение бюджетов на рынке государственных заказов де-факто не произошло. Средства, запланированные государственными организациями в рамках уже начатых проектов, были выделены.

Исходя из собственной практики, мы можем отметить, что уже стартовавшие проекты наших заказчиков не были заморожены. Какие-то этапы проектов могли переноситься, мог сокращаться их объем (в зависимости от пересмотра приоритетов заказчика). Но большинство заказчиков понимали, что полная остановка начатого проекта, в который уже вложены средства, ведет к большим убыткам, чем его продолжение.

CNews: Как изменились ИТ-потребности энергетического сектора за последние год-два? В какой степени кризис отразился на ИТ-бюджетах этих заказчиков?

Юлия Машинистова: Если несколько лет назад основным драйвером развития энергетики была реформа отрасли и необходимость комплексной автоматизации основных бизнес-процессов, то сейчас этот вектор сдвинулся в сторону повышения энергоэффективности. Здесь можно выделить несколько направлений. Например, повысился спрос на автоматизированные системы технического обслуживания и ремонтов оборудования (ТОРО). Здесь свою печальную роль, к сожалению, сыграла катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС. Безусловно, плачевное состояние производственных активов в энергетике не являлось ни для кого секретом, но произошедшая трагедия заставила по-новому взглянуть на эту проблему и возможности ее решения.

Впрочем, энергопредприятия не ограничили свои интересы только вопросами ремонта оборудования. Компании активно внедряют системы управления активами - Enterprise Asset Management. Немаловажным фактором для внедрения систем класса EAM является переход на RAB-регулирование. Подобные проекты направлены на повышение инвестиционной привлекательности предприятий за счет организации скоординированной деятельности, нацеленной на оптимальное управление физическими активами, рисками и расходами.

Растет интерес энергетиков и к CRM-системам. Отрасль все активнее переходит на рыночные рельсы, соответственно, исчерпывающая информация о потребностях клиентов (в том числе и бытовых потребителей), управление взаимоотношениями с ними становятся все более значимыми для развития компании. Энергетика становится более интеллектуальной. Заметна заинтересованность компаний в технологиях Smart Grid.

Говоря про влияние кризиса на ИТ-бюджеты в энергетике, мы не можем не отметить их снижения. Этот спад обоснован тем, что предприятия отрасли уже реализовали масштабные проекты по автоматизации основных бизнес-процессов и построению ИТ-инфраструктур. Но в энергетике не произошло таких провалов, как в других отраслях экономики: деньги на развитие ИТ эта отрасль выделяет. Особенностью расходования бюджетов в кризис можно назвать более тщательный подход к определению приоритетных направлений и поэтапное внедрение новых решений.

CNews: Какие шаги должны сегодня предпринять ИТ-компании в целях удержания своих позиций на рынке, повышения рыночной доли? Что для достижения этих целей уже предприняла ваша компания?

Юлия Машинистова: Год был очень сложным: кризис, сокращение бюджетов, обострение конкуренции, поиск новых способов работы на рынке. Наша компания вместе со всем ИТ-сегментом училась работать в новых рыночных условиях. В течение 2009 г. мы занимались формированием стратегии на ближайшие годы, реорганизацией внутренней структуры компании с целью оптимизации затрат и повышения эффективности. Сегодня каждое направление, каждую практику мы оцениваем как почти самостоятельный бизнес, который в рамках компании должен быть успешным, прибыльным, конкурентоспособным. Наша цель – получать синергетический эффект от взаимодействия всех подразделений. Мы стали уделять больше внимания оценке востребованности различных услуг и решений потенциальными заказчиками. Это позволяет нам трезво оценивать возможную отдачу и целесообразность развития тех или иных направлений, и, соответственно, снижать возможные риски и потери.

CNews: На каких направлениях бизнеса вы планируете сконцентрироваться в ближайшей перспективе?

Юлия Машинистова: Безусловно, главные отраслевые приоритеты нашей компании - это сектор энергетики и ЖКХ, в котором мы имеем значительную экспертизу и большой проектный опыт. На этом рынке мы планируем сохранить свои ведущие позиции.

Мы работаем с крупными компаниями и холдингами, но намерены развивать сотрудничество и со средним бизнесом. Для этого сегмента сегодня появляются новые пакетированные решения, рассчитанные на заказчиков с разными финансовыми возможностями. Мы можем предложить таким компаниям не только дорогостоящие комплексные системы автоматизации, но и альтернативные решения с наилучшим соотношением цены и качества. Клиентоориентированность, возможность предоставления заказчикам востребованных решений и услуг,- таковы основные приоритеты нашей компании на ближайшее время.

CNews: Спасибо.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS