[an error occurred while processing this directive]

Обзор подготовлен

версия для печати
Максим Низьев
OTP

Максим Низьев:

Банки пока не готовы отдавать бизнес-приложения на аутсорсинг

Об особенностях применения зарубежных бизнес-приложений в отечественных финансовых структурах, о том, какие преимущества дает банкам реализация комплексных ИТ-проектов, а также о причинах, по которым банки достаточно неохотно реагируют на аутсорсинговые инициативы интеграторов, в интервью CNews рассказал директор по развитию бизнеса в финансовом секторе ОТР Максим Низьев.

CNews: Какая доля российских банков сегодня готова к реализации комплексных ИТ-проектов? Какими преимуществами такого подхода можно «скрасить» высокую стоимость подобных услуг?

Максим Низьев: Начнем с того, что реализацией комплексных проектов сегодня занимается очень мало компаний. ОТР же обладает значительным опытом в этой сфере: компания занималась самостоятельной разработкой и реализацией ИТ-стратегий для таких финансовых структур, как Евразийский банк развития (ЕАБР), банк «Центр-инвест», Банк «Союз», «Татфондбанк». Мы взяли на себя как генподрядчик ответственность за ИТ-стратегии банков. И в рамках реализации ИТ-стратегий строим для банков программно-аппаратный комплекс, включающий в себя набор прикладных систем и всю необходимую инфраструктуру (которую сами поставляем и настраиваем). Наши комплексные проекты ресурсоемкие, на каждом из них работает от 50 до 100 человек.

Комплексные проекты выгодны для банка, так как заказчик получает в этом случае единственного генподрядчика, ответственного за конечный результат. А мы, выполняя для заказчика множество проектов, можем предложить ему интересные финансовые условия. При реализации ИТ-стратегии мы оперируем конечным бюджетом, который он складывает из стоимости лицензий, железа и услуг. Любой проект реализуется долго и сложно, могут возникать различные риски и неучтенные моменты. С нашей точки зрения, заказчику выгоднее сэкономить на поставках и использовать резервные средства для решения этих задач. ОТР осуществляет поставки с минимальной маржей, что позволяет банку получить хорошие условия, а нам — сэкономить деньги на проекте.

Что касается мифа о высокой стоимости реализации комплексных проектов силами интеграторов, то могу отметить, что при привлечении специалистов вендора стоимость работ будет минимум вдвое выше.

CNews: А что проще банку? Заранее запрограммировать свой ИТ-бюджет на комплексный проект или делать его пошагово, «ввязываясь», скажем так, в маленькие ИТ-проекты?

Максим Низьев: Серьезные проекты банки не начинают на ровном месте. Обычно их к этому могут подталкивать проблемы с текущими системами, рост объемов бизнеса, сложности с централизацией, огромные затраты на содержание персонала, проблемы с качеством входящей информации для построения управленческой отчетности, и т.д.

Сейчас большинство банков разрабатывают для себя бизнес-стратегию, рассчитанную на 3-5 лет. В рамках этой стратегии прописывается, какие направления и каким образом они будут развивать, каких показателей стремятся достичь. Далее происходит аудит ИТ, по итогам которого вырабатывается ИТ-стратегия, являющаяся фактически документом, где проговаривается, каким образом надо модернизировать ИТ для того, чтобы обеспечить достижение банком поставленных бизнес-целей. Соответственно, в рамках ИТ-стратегии прописывается некий план действий, некая совокупность проектов, ориентировочные сроки их реализации и бюджеты. Затем ИТ-стратегию утверждают собственники.

Уникальность ОТР в том, что мы не только разрабатываем ИТ-стратегию, но и готовы взять на себя ответственность за то, что написано в стратегии, готовы ее реализовать. В принципе, банк может заняться ее самостоятельной реализацией. Но в этом случае он должен будет вначале искать подрядчиков на решение каждой из задач, затем управлять этой совокупностью проектов. Это очень сложная задача – синхронизировать отдельные проекты во времени и обеспечить их выполнение в конкретный срок. Такой подход к реализации ИТ-стратегии обойдется дороже и займет намного больше времени, кроме того, он чреват большими рисками.

Мы же в принципе готовы идти на какие-то уступки, когда получаем «пакет» проектов. При этом заказчик занимается своей основной деятельностью. Финансовые организации сейчас очень хорошо понимают, что упущенное время – это упущенные деньги. На российском рынке было много попыток внедрить серьезные системы силами ИТ-специалистов банков, но чаще всего они заканчивались неудачей. Поэтому каждый должен заниматься своим делом.

1 | 2 | 3 |

Максим Низьев

CNews: Часто ли у ОТР процесс построения ИТ-стратегии является завершающим этапом проекта? Или обычно вы создаете ИТ-стратегию, а затем банк-заказчик подписывает именно с вами контракт на ее реализацию?

Максим Низьев: Соотношение здесь примерно 50х50. Есть банки, которые просят разработать ИТ-стратегию, при этом они пока не готовы к серьезным затратам. Например, ни один нормальный собственник, планирующий продажу своего банка, не будет ввязываться в трехлетний ИТ-проект с многомиллионными бюджетами. Есть банки, которые хотят провести независимый аудит. Они могут вести какие-то собственные проекты, но им хочется услышать профессиональное мнение по поводу ситуации с ИТ в их банке. Они хотят просто проверить, в правильном ли направлении движутся.

Нам, конечно, интереснее те проекты, которые после разработки ИТ-стратегии переходят в фазу ее реализации. Но при этом мы четко понимаем, что таких клиентов у нашей компании не может быть много – даже при существующем штате (более тысячи сотрудников). Поэтому появление 2-3 новых комплексных проектов в год – это для нас оптимально.

CNews: Насколько изменился в последние годы спрос банков на услуги аутсорсинга инфраструктуры? Какие гарантии внешних подрядчиков сегодня необходимы банкам для того, чтобы решиться на подобные проекты?

Максим Низьев: Я глубоко убежден, что каждый должен заниматься своим делом. Очень интересен опыт Германии в построении взаимоотношений банковского сектора и ИТ-бизнеса. Есть компания Siemens, у которой имеется некое программно-аппаратное решение для банков. И порядка 15 банков просто платят ей за доступ к приложениям. Они не держат у себя серверы, не приобретают банковские системы: они просто пользуются необходимым программно-аппаратным комплексом на условиях аутсорсинга. В России же банки не готовы отдавать на аутсорсинг основные, критичные для бизнеса приложения. А вот аутсорсинг инфраструктуры – это более простая часть.

Основной профиль нашей компании – это внедрение серьезных прикладных систем у заказчиков. Поэтому мы в основном делаем комплексные проекты. В рамках одного из проектов мы поставляли и железо, и софт, внедряли банковскую систему и т.д. Приобретенные банком серверы были размещены во внешнем ЦОДе. Наши сотрудники удаленно из офиса при помощи специальных программных средств Oracle администрируют серверы, настраивают приложения и т.п. В нашем понимании это серьезный шаг в направлении аутсорсинга. При этом аутсорсингом в полной мере его назвать нельзя.

Должен отметить, что заказчику сама по себе инфраструктура малоинтересна. Им нужно, чтобы приложения работали хорошо. Ценность сервера — какой бы он хороший ни был — для заказчика нулевая. Он ценен только в плане поддержания нормальной работоспособности критичных для бизнес-приложения. Тем не менее, я думаю, что спрос на аутсорсинг ИТ-инфраструктуры в России обязательно будет расти. Такие проекты появляются, банки отдают на аутсорсинг инфраструктуру и получают нормальные результаты. А вот роста аутсорсинга приложений пока еще нет, банки к этому не готовы.

CNews: Какие функциональные особенности скоринговых решений вышли сегодня на первый план с точки зрения востребованности? Как вы оцениваете степень охвата отечественных банков подобными продуктами?

Максим Низьев: Конечный результат, который ждут от скоринговых решений банки, зависит не столько от функциональности конкретной системы, сколько от того набора данных, который есть у банков для анализа. И еще – от алгоритмов анализа этой информации.

Я думаю, что имеющиеся на рынке продукты позволяют решить задачи банка в области скоринга. Проблема не с этими системами, а с накопленной первичной информацией, которая является очень разнородной. Поэтому не хочется обсуждать преимущества и недостатки каких-то конкретных программных продуктов: все они хороши, каждый в своем роде.

Я думаю, что все банки сегодня охвачены скоринговыми решениями. Есть серьезные системы, есть «легкий» скоринг, который на основе анализа небольшого количества информации может дать предварительное решение. В любом случае каждый розничный банк анализирует платежеспособность заемщика. Могут быть различные подходы к этому анализу с точки зрения организации бизнес-процесса. Но всегда это называется скорингом. Вопрос в том, насколько довольны банки имеющимся решением, насколько оно корректно функционирует.

CNews: Ваша компания участвовала в локализации решения SAP for Banking. Как компании-участники данного проекта «делили» между собой поле деятельности? С какими сложностями пришлось столкнуться при локализации?

Максим Низьев: По заказу SAP мы провели анализ системы SAP for Banking, чтобы определить области, в которых имелось несоответствие требованиям российского законодательства. По итогам этого проекта появились требования к локализации. Мы разрабатывали бизнес-требования, готовили функциональные требования, спецификации на разработку, согласовывали все это с SAP. На основе этих согласованных документов сотрудники ОТР вели разработку и тестирование всей банковской функциональности. Был еще «кусок» решения, связанный с отчетностью ЦБ, его реализовала ND-Group.

При этом, например, единственный проект по внедрению SAP for banking - как комплексного решения - в России ведет компания ОТР в банке «Центр-инвест». Этот банк заказал нам разработку обязательной отчетности, не стал пользоваться имеющимся у SAP решением. Видимо, им просто выгодно в текущей ситуации работать только с нами.

Никаких сложностей с локализацией не было, но она заняла определенное время. У SAP есть четкие правила оформления тех или иных документов, и подготовка каждого из них – это трудоемкий процесс. Но зато заказчик в результате получает хороший результат.

CNews: Некоторые эксперты рынка считают, что полная версия решения SAP for Banking – неподъемный продукт для банков с финансовой точки зрения, и поэтому им нет смысла его приобретать, проще и дешевле «пошагово» внедрять и кастомизировать классические продукты этого вендора. Насколько вы согласны с такой точкой зрения?

Максим Низьев: И согласен, и не согласен. С одной стороны, SAP – это действительно не монорешение. Это некая совокупность программных продуктов, решающих разные задачи. Если говорить про банки, то в России есть проекты, связанные с внедрением, допустим, функциональности SAP по учету кадров или основных средств. Это не «классическая» банковская функциональность. Наличие проектов по внедрению неспециализированных решений SAP в банках объясняется достаточно просто. Специалистов по SAP for banking в России катастрофически мало, а специалистов по учету кадров на базе SAP много, потому что эти решения внедрялись и в других отраслях. И специфика учета кадров в банке или в нефтяной компании не сильно отличается. Поэтому компании, которые обладают ресурсами по классической HR-функциональности SAP, могут реализовывать такие проекты и в банках. Однако в любом случае эти проекты будут дорогими – от $500 тыс. Много ли банков готово на это тратить деньги? Наверное, нет, потому что HR-приложения не самые критичные для бизнеса банка.

Выбирая ИТ-решение, надо всегда смотреть на требования конкретного банка, на то, что он хочет получить, какие у него приоритеты, бюджеты, сроки. Небольшим банкам нет необходимости приобретать SAP. Но крупному и среднему банку SAP обойдется не дороже, чем индийские решения. Но при этом SAP гораздо более серьезный партнер — с представительством в России, с близкой нам ментальностью, с более похожей корпоративной культурой, имеющий локализованные решения. Помимо перечисленных плюсов, решения этого вендора имеют открытую архитектуру. Поменялось что-то в законодательстве – мы можем изменить что-то в решении SAP, а вот решение многих других иностранных вендоров доработать не сможем ни мы, ни кто-то другой в России. Поэтому заказчик вряд ли получит нужный ему результат.

Если сравнивать отраслевые продукты этого вендора между собой, то стоимость решения SAP for banking и стоимость решения SAP для какого-нибудь нефтегазового предприятия – при схожих объемах и функциональности – будут одинаковы. Но, имея большое количество клиентов в нефтегазе, занимая на нем доминирующее положение, вендор не заинтересован в предоставлении новым клиентам больших скидок. А банку – сможет их предоставить, потому что SAP интересен сам факт вхождения на относительно новый для себя российский банковский рынок.

CNews: Какие типы проектов, реализуемых вами в 2007-2008 году для финансового сектора, оказались более востребованными – консалтинговые или интеграционные? Как это коррелирует со структурой спроса в предыдущие годы?

Максим Низьев: Как я уже отмечал, наша компания сфокусирована на реализации комплексных проектов. Соответственно, в любом комплексном проекте есть и интеграционная, и консалтинговая составляющая. У нас сейчас находится на стадии реализации пять комплексных проектов в банках. Проекты по внедрению отдельных прикладных решений для заказчиков, несмотря на то, что они достаточно масштабные, я сюда не включаю.

Если оценивать ситуацию в среднем по рынку, то иностранные компании в большей степени сосредоточены на консалтинговых проектах, а российские – на интеграционных. Консалтинговый проект требует намного больших компетенций, знаний, опыта.

CNews: Какие новые ИТ-продукты и решения вы планируете предложить финансовому сектору в течение ближайшего года? На каких аспектах взаимодействия с такими заказчиками планируете сфокусироваться?

Максим Низьев: Поскольку мы специализируемся на реализации проектов на базе мощных зарубежных решений, то чаще всего на любом проекте мы сталкиваемся с рядом ограничений. Некоторые из них, например, связаны с несоответствием возможностей этих решений каким-то законодательным актам. В этом случае мы вынуждены разрабатывать свой программный продукт, который закрывает эти функциональные несоответствия. Так что «жизнь заставила» нас предстать в новом качестве — как компания-разработчик программного обеспечения.

Например, мы разработали собственную автоматизированную систему контроля операций (AML) — FI Monitoring, которая обеспечивает поддержку требований ФЗ 115, Положения Банка России №207-П и 262-П, а также указания Банка России № 1519-У. В рамках решения FI Monitoring реализованы функции контроля анкет клиентов, контроля операций, формирования отчета для ФСФМ, а также управления справочниками. Фронт-офисное решение Front FI, разработанное ОТР на базе технологий Oracle, предназначено для обслуживания клиентов в точках продаж банков. Сейчас оно внедряется в двух банках в рамках комплексного проекта. В дальнейшем мы планируем предлагать эту разработку и другим заказчикам. Есть еще одно востребованное собственное решение — cистема обработки кредитной заявки Lend Stream.

В целом мы планируем и дальше фокусироваться на реализации комплексных проектов. Мы накопили очень большой опыт в этом направлении, а готовность банковского рынка к комплексным проектам - все выше.

CNews: Требуются ли комплексные проекты совсем небольшим банкам? Есть ли такие банки среди ваших заказчиков?

Максим Низьев: Да, бывает, что у таких заказчиков возникает необходимость в комплексных проектах. Есть среди наших заказчиков средний банк, который мы информатизировали от начала до конца: начиная с момента, когда они только планировали покупку банковской лицензии и заканчивая моментом запуска. Такая ситуация возможна, когда имеется очень высокая степень доверия между заказчиком и исполнителем. У нас была долгая история отношений: для этих банкиров мы не впервые делали технологическую составляющую создаваемых ими банков.

Сейчас поток обращений от таких банков существенно увеличился. Это связано с тем, что в банки приходит более «продвинутое» поколение собственников. Они покупают бизнес, хотят, чтобы он приносил определенные доходы, был прозрачным, управляемым и т.д. Особенно это важно на розничном рынке, где обострилась конкуренция. Только за счет небольшой стоимости транзакции, за счет поточной обработки такие банки могут предложить хорошие ставки.

CNews: Какие «ИТ-акценты» будут характеризовать развитие отечественного банковского сегмента в преддверии вступлении России в ВТО? Какие еще факторы окажут существенное влияние на сферу информатизации банков в обозримом будущем?

Максим Низьев: Сейчас мы сталкиваемся с большим количеством специфических требований со стороны регулятора. Локализация SAP for banking сама по себе является доработкой под потребности российского регулятора стандартного решения, которое отлично функционирует в Европе. Соответственно, я очень хочу надеяться, что со временем Россия будет все больше и больше приближаться с точки зрения требований к международным банкам. Надеюсь, что количество специфических и непредсказуемых требований и изменений, усложняющих жизнь и банкам, и любым разработчикам банковского ПО, будет уменьшаться.

А вот с точки зрения открытости отечественно банковского рынка я не вижу никаких проблем. Банковский рынок открыт, на нем работает масса иностранных компаний, и никто их не зажимает. Западные банки уже здесь - и хорошо, что они здесь есть. Они заставляют нас развиваться, расти, двигаться вперед, предлагать новые конкурентоспособные услуги заказчикам.

В любом случае клиент банка от конкуренции только выиграет. Ему предложат в итоге лучшие условия — меньшую ставку кредита, больший процент по депозиту, более качественный сервис. Поэтому я только приветствую конкуренцию на банковском рынке.

CNews: Спасибо.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS