[an error occurred while processing this directive]
версия для печати
Игорь Соловьев

Игорь Соловьев:

Правильный путь – повышать уровень доверия между государством и гражданином

На вопросы CNews ответил Игорь Соловьев, начальник Управления информатизации и связи Высшего арбитражного суда РФ.

CNews: Федеральной целевой программой «Развитие судебной системы РФ на 2007–2011 годы» предусмотрено развитие концепции «электронного правосудия». Какие работы уже завершены, а какие находятся в процессе реализации или будут реализованы в 2010–2011 годах?

Игорь Соловьев: Сделано уже довольно много, хотя, конечно, не все, что хотели, по целому ряду причин. Мы активно работаем, и в этом году перешли к финальной стадии «электронного правосудия» - подаче документов в электронном виде.  Подобный эксперимент начнется в августе – сентябре 2010 года в Высшем арбитражном суде. В принципе, технологии уже разработаны, остаются какие-то детали и некоторые наши опасения.

Ведь инновации инновациями, но судебная система – это нечто незыблемое, и эксперименты с судом не очень корректны. Дело в том, что арбитражные судьи исторически работают только с документами, а не с какими-либо вещественными доказательствами. Поэтому существуют опасения, что в электронном виде может быть представлен поддельный документ - ведь существующие технологии позволяют легко создать любой договор, сделать соответствующую печать и подпись. Во избежание подобных случаев на судебное заседание должны предоставляться оригиналы документов, подлинность которых удостоверяет судья. Сейчас при рассмотрении дел в арбитражном суде при подаче заявления предоставляется нотариально заверенная копия. Но в отсутствие электронного нотариата возникают лишние проблемы.

Кроме проблемы достоверности документов существует еще сложность идентификации заявителя. Для нас это очень важно. Чего мы опасаемся? Того, что неуполномоченные лица будут подавать иски, скажем, принудительных судебных тяжб. Например, некто будет писать каждый день иск против какой-то компании. А если этот человек, скажем, в невменяемом состоянии или просто пошутил? Такое тоже бывает, хотя и крайне редко. Суд вынужден принимать такие заявления к рассмотрению, а гражданин не несет никакой ответственности за свои действия. Поэтому мы будем приступать к рассмотрению дела только после оплаты пошлины.

Скорее всего, в 2011 г. возможность «электронного правосудия» будет реализована, но может быть, не во всех судах. Сейчас мы собираемся внедрять ее в надзорной инстанции, потом перейдем к апелляции, т. е. будем двигаться «сверху вниз». Это объясняется, в частности, тем, что клиенты судов этих уровней уже получили некоторый опыт и понимают, что им нужно.

При обращении в первую инстанцию существует множество людей, которые не знают, например, как подать иск, в особенности,  если они не профессионалы и занимаются подобными делами в первый раз. Для них необходимо создавать  систему, которая поможет избежать ошибок.

CNews: Как все-таки будет решаться проблема идентификации?

Игорь Соловьев: Мы проанализировали опыт разных стран. Во всем мире принято доверять, но не принято играть с государством. Никому в голову не придет подать иски против друга, чтобы повеселиться, уровень доверия граждан к государственным органам очень высокий, хотя, конечно, полностью исключить конфликты невозможно. В разных странах эти проблемы решаются по-разному, но нигде нет жестких правил.

Мы думали о том, что человек для того, чтобы начать взаимодействие с арбитражным судом, должен прийти, показать паспорт, его зарегистрируют, выдадут логин и пароль, с помощью которых он будет пользоваться системой. Это только один из методов. Другой метод проще – человек регистрируется на портале, заполняет форму, а мы ничего у него не спрашиваем  - мы ему доверяем.

Вопросами идентификации граждан сейчас очень активно занимается государство. Предлагаются различные формы - электронная карта гражданина, электронный адрес в зоне  РФ, регистрация на портале госуслуг и т.п. Мы пойдем по самому простому пути. Повысим уровень доверия, а затем  посмотрим, насколько удачно получится. Скорее всего, речь пойдет о среднем уровне защиты. Сейчас много говорят о физических лицах, но мы работаем в основном с юридическими, и для них, по словам Сергея Собянина, тоже будет предусмотрена регистрация через интернет. Вариантов много, и придумывать что-то свое, наверное, нет смысла. Например, в Японии выдают электронные карточки компании, и, купив в любом магазине обыкновенный кард-ридер, юридическое лицо может получить любые услуги – банковские, государственные, судебные,  используя электронно-цифровую подпись.

На мой взгляд, правильный путь – повышать уровень доверия между государством и гражданином вообще и между судом и подателем в частности, потому что если они заведомо считают, что обманывают друг друга, это плохо.

CNews: Удалось ли вам решить проблему межведомственного электронного взаимодействия?

Игорь Соловьев: Нам многое предстоит сделать, в частности, в области взаимодействия с другими ведомствами. Сейчас по инициативе Минэкономики и Сбербанка прорабатывается возможность оплаты пошлины через интернет. Для нас это очень важно – я говорил о том, что мы готовы рассматривать иски только при условии оплаты госпошлины.

В ближайшие годы, может быть, с 2012 г., будет осуществляться интеграция с информационными ресурсами Федеральной налоговой службы, Пенсионного фонда. Это необходимо нам не только для того, чтобы получать от них какую-то информацию, но и для того, чтобы все судебные процессы с госорганами велись в электронном виде.

Хочу заметить, что подача заявлений в арбитражный суд в электронном виде не станет единственным способом общения с ними, можно будет пойти и традиционным путем.

CNews: На сайте Высшего арбитражного суда стал доступен «Банк решений арбитражных судов», затем появилась электронная «Картотека арбитражных дел». Расскажите подробнее об этих проектах.

Игорь Соловьев:  В 2005 г. была поставлена задача открыть информацию о деятельности арбитражных судов, которая позже была реализована в виде федерального закона №262 о доступе к информации о судебной деятельности. Мы начали этим заниматься задолго до появления этого закона. Нам хотелось, чтобы граждане больше доверяли судебной системе, а это возможно лишь в условиях, когда ее деятельность открыта.

Таким образом, проблемой открытости мы начали заниматься с 2005–2006 гг., прошли довольно длинный путь. В 2008 г. была реализована идея публикации всех судебных актов, а в 2010 г. создана «Картотека арбитражных дел», в которой не только публикуются сами документы, но существует возможность контролировать их переход от инстанции к инстанции. В картотеку поступают все протоколы, которые создаются в суде. Это происходит в автоматическом режиме, поэтому документы публикуются в том виде, в котором они были изготовлены для сторон, т. е. без каких-либо исключений.

Доступ к картотеке открыт для всех желающих. Любой может с ее помощью, скажем, найти компанию и проверить ее на скандальность, судимость и т.п.  Конечно, при создании картотеки мы ставили иные задачи – рассчитывали, что в ней можно будет найти любой судебный акт. Однако со временем оказалось, что картотекой стали пользоваться банки для выдачи кредита – они проверяют благонадежность компании, коммерческие компании  - для проверки своих партнеров. Кроме того,  картотекой пользуются юристы для изучения судебной практики. Для них есть специальный раздел – «Картотека  банковских решений», в котором возможен поиск по тексту  или по категориям.

CNews: Как связаны между собой банк решений и картотека?

Игорь Соловьев: Это единая база данных, к которой имеется несколько входов. Например, в банке решений можно искать по текстовым категориям, в картотеке  - по номеру дела.

Повторюсь, что эта система работает уже давно. Главное, чего мы достигли, – для сбора информации не требуется человеческого участия. Все суды каждый день в автоматическом режиме передают информацию в центр, здесь она обрабатывается и представляется.

CNews: Насколько полная эта база данных?

Игорь Соловьев: В базе данных находятся все судебные решения, начиная с 2008 г. – ведь внедрение автоматизированной системы судопроизводства происходило в 2006–2007 гг. В ней регистрируются все события, входящие документы, заявления сторон, в ней же готовятся судебные документы. Для того, чтобы эти документы появились в базе данных, предусмотрена  определенная процедура.

Судья распечатывает, подписывает и отдает сторонам готовый документ. Его электронный аналог уходит в нашу картотеку, т. е. он не сканируется, не содержит никаких графических элементов типа подписи судьи, печати и т. д. Но это и не требуется для того, чтобы ознакомиться с судебным решением. Финальный судебный акт отправляется на публикацию через 5 дней после подписания, а промежуточные документы  - сразу, без задержки. После этого в течение суток-двое, необходимых для выгрузки, загрузки, документ появляется в общем доступе.

В год рассматривается около полутора миллионов дел, а событий еще больше. В настоящий момент в картотеке находится 5 млн дел, а документов намного больше –около 50 млн. Но процедура их размещения полностью автоматизирована, трудозатраты здесь минимальные.

CNews: Каким образом происходит документооборот внутри всей системы арбитражных судов? Каковы доли бумажных и электронных документов в этом документообороте?

Игорь Соловьев: Мы не можем похвастаться тем, что полностью перешли на электронный документооборот. Количество бумаг очень велико, судебное дело по умолчанию бумажное, и госархив требует хранить его в бумажном виде, по ряду документов даже «вечно». Мы надеемся, что электронная подача документов позволит нам уменьшить количество бумаг.

У нас есть много дел с исками до 10 тыс. руб., обжалования которых практически никогда не происходит. Мы могли бы перевести их в электронный вид и хранить на жестких дисках положенное законом время. Те дела, которые действительно нужны для госархива, мы готовы перевести в бумажный вид, распечатать, получить копии. Но таких дел немного - из полутора миллионов представляют интерес 1–2%, все остальное –  никому не нужные бумаги.

Однако мы не выходим с инициативой перевести все архивы в электронный вид. По нашим расчетам, на это потребуется $20 млн. С учетом того, что большинство этих дел никому  не интересно,  они не будут обжаловаться, а через 10 лет их просто сожгут, эта идея абсурдна. Лучше мотивировать общество на подачу исков в электронном виде, тем более что сейчас количество документов в электронном виде огромно.

Определенный прогресс с точки зрения электронного документооборота достигнут во внутренней деятельности судов - судья и его помощник общаются между собой в электронном виде, по электронной почте, через папки обмена, совместно работают над документом. Это во многом связано с приходом молодых современных судей. Тем не менее, до сих пор в ряде судов судьи прошлых поколений вырезают, клеят, копируют, т. е. все делают на бумаге, а потом отдают в машбюро.

На сегодняшний день судья – это менеджер команды, у него есть помощник и секретарь, а также такое  количество дел, что он должен постоянно работать. Компьютер помогает ему в этом. Во всех арбитражных судах внедрена система электронного документооборота (мы используем «Дело», в основном «коробочный» вариант), осуществляется автоматизированный контроль за исполнением документов.

CNews: А как обрабатываются входящие документы?

Игорь Соловьев: Входящие документы не сканируются. Такая идея была, но мы все проанализировали, произвели расчеты, поездили по разным странам и поняли, что она утопична по ряду причин. Во-первых, увеличения аппарата суда сейчас практически не происходит, вместо этого предпринимаются попытки оптимизации внутренних процессов. Одна из «электронных» задач – автоматизировать труд людей, забрать у них все ненужные функции.

Можно посчитать, во сколько обойдется сканирование входящих документов. Скажем, в арбитражный суд города Москвы поступает около 170 тыс. заявлений в год. Если все, что приносят заявители, сканировать – это огромный труд и значительная нагрузка на государственный бюджет. Все эти затраты никогда не окупятся госпошлиной. И, самое главное, это может привести к паразитированию подателя заявления, который не будет оцифровывать документы сам, а  подождет, пока это сделаем мы и разместим в его личном кабинете.

CNews: Сейчас крупные государственные структуры организуют доступ к своим информационным ресурсам с помощью мобильных устройств. Собираетесь ли вы последовать из примеру?

Игорь Соловьев: Компания «Право.ру» создала для нас мобильную картотеку для iPhone. Появилась возможность скачать бесплатное приложение и получить полный доступ с мобильного устройства к делам, информации, скачать PDF. В настоящее время с помощью этого приложения осуществляется около 100 загрузок в день. Уже создано приложение для iPad. Мы посмотрим, насколько подобные решения будут востребованы, и, возможно, организуем доступ и с помощью мобильного телефона. Кстати, мы единственные, кто в судебной системе ввел подобный сервис.

CNews: Информационный ресурс «Президиум онлайн» позволяет любому желающему увидеть, как рассматриваются дела в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Насколько, на ваш взгляд, востребована эта услуга?

Игорь Соловьев: «Президиум-онлайн» был также создан совместно с «Право.ру». Каждый вторник на этом ресурсе в режиме онлайн транслируются заседания Президиума Высшего арбитражного суда.

Кроме того, мы размещаем на «Президиум-онлайн» записи заседаний через два–три дня после того, как они состоялись. Иногда, правда, случаются технические сбои - работа с видео оказалась непростой, есть ряд определенных технических проблем, которые мы решаем внутренними силами. На сегодняшний день размещены записи более 30 заседаний.

Этот ресурс очень популярен у специалистов, студентов. Ведь каждое дело, рассматриваемое Президиумом, является судьбоносным, потому что оно финальное. Выше только Европейский суд по правам человека. Некоторые дела вызывают особый интерес общественности, например, рассмотрение исков о товарных знаках. Кроме того, с помощью этого ресурса руководитель может посмотреть, как работает в суде юрист, представляющий интересы его компании.

CNews: В рамках развития концепции «электронного правосудия» предполагалось установить в арбитражных судах информационно-справочные киоски. Удалось ли реализовать эту идею? Какие возможности предоставляют пользователям эти киоски?

Игорь Соловьев:  Информационно-справочные киоски установлены во всех судах с 2009 г. Сейчас мы дорабатываем этот проект, и в ближайшее время в киосках появится больше информации.

В этой сфере мы тоже были новаторами и подключили все киоски через интернет к центральному узлу, что позволило обновлять информацию одновременно во всех точках. Внедрение системы из 700 киосков потребовало 3-4 месяцев работы. Благодаря тому, что программное обеспечение на них  устанавливается через интернет, достигнуты открытость и полное соответствие федеральному закону №262.

CNews:  Насколько широко в работе арбитражных судов используется видеоконференцсвязь?

Игорь Соловьев: Видеоконференцсвязь уже внедрена в половине арбитражных судов, и до конца текущего года появится везде. Сейчас она используется для проведения совещаний, встреч или переговоров. Но основная идея внедрения была в том, чтобы использовать ее в судебном процессе.

Россия большая, и чтобы, например, из Чукотки переехать в соседний регион, нужно лететь через Москву. Мы решили организовать видеоконференцию. Тогда при рассмотрении дела в третьей инстанции представитель одной стороны приходит в первую инстанцию, садится в специально оборудованном зале и участвует в заседании, которое проходит в другом городе. При этом он проходит все процедуры аутентификации.

Мы планируем, что видеоконференцсвязь будет использоваться в суде именно для проведения судебных заседаний. В настоящий момент такая возможность пока не предусмотрена законодательством, но, надеюсь, со временем ситуация изменится.

CNews:  Насколько эффективной, на ваш взгляд, является система дистанционного обучения? Способна ли она полностью заменить традиционные семинары или лекции?

Игорь Соловьев:  Дистанционное обучение применяется у нас крайне редко. Система работает, но приносит ли она пользу? Я  думаю, что вреда от нее нет, но и пользы не много. Психологически людям удобнее заниматься с учителем.

Сейчас с помощью этой системы проводится аттестация сотрудников. Возможно, в будущем мы будем использовать ее для тестирования при приеме на работу. Тогда испытания для кандидатов будут более независимыми, а кадровая политика - непредвзятой.

CNews: В последнем интервью CNews вы говорили о планах масштабного внедрения IP-телефонии в арбитражных судах РФ. Как продвигается реализация этого проекта? Какие работы уже выполнены, а какие будут продолжены в последующие годы?

Игорь Соловьев: Мы реализовали пилотный проект в столице Удмуртии Ижевске и собираемся распространять этот опыт дальше.

В Высшем арбитражном суде мРѕРіРѕ дел СЃ исками РґРѕ 10 тыс. СЂСѓР±., обжалования которых практически РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёС‚. РњС‹ могли Р±С‹ перевести РёС… РІ электронный РІРёРґ Рё хранить РЅР° жестких дисках положенное законом время. РўРµ дела, которые действительно нужны для госархива, РјС‹ готовы перевести РІ бумажный РІРёРґ, распечатать, получить РєРѕРїРёРё. РќРѕ таких дел немного - РёР· полутора миллионов представляют интерес 1–2%, РІСЃРµ остальное –  РЅРёРєРѕРјСѓ РЅРµ нужные бумаги.

Однако мы не выходим с инициативой перевести все архивы в электронный вид. По нашим расчетам, на это потребуется $20 млн. С учетом того, что большинство этих дел никому  не интересно,  они не будут обжаловаться, а через 10 лет их просто сожгут, эта идея абсурдна. Лучше мотивировать общество на подачу исков в электронном виде, тем более что сейчас количество документов в электронном виде огромно.

Определенный прогресс с точки зрения электронного документооборота достигнут во внутренней деятельности судов - судья и его помощник общаются между собой в электронном виде, по электронной почте, через папки обмена, совместно работают над документом. Это во многом связано с приходом молодых современных судей. Тем не менее, до сих пор в ряде судов судьи прошлых поколений вырезают, клеят, копируют, т. е. все делают на бумаге, а потом отдают в машбюро.

На сегодняшний день судья – это менеджер команды, у него есть помощник и секретарь, а также такое  количество дел, что он должен постоянно работать. Компьютер помогает ему в этом. Во всех арбитражных судах внедрена система электронного документооборота (мы используем «Дело», в основном «коробочный» вариант), осуществляется автоматизированный контроль за исполнением документов.

CNews: А как обрабатываются входящие документы?

Р