[an error occurred while processing this directive]

Обзор подготовлен

версия для печати

ИТ в машиностроении: бум или стагнация?

ИТ в машиностроении: бум или стагнация?

Последние два года принесли перелом в спрос машиностроительных предприятий на ИТ. Остается открытым вопрос о том, останется ли зафиксированный всплеск ИТ-затрат ситуационным явлением, либо представляет собой начало новой ИТ-волны, сопровождающей качественные изменения, происходящие как в самой отрасли, так и в экономике в целом.

Среди факторов, стимулирующих спрос на ИТ в промышленности, можно выделить как минимум, три основных – длительный период экономической стабильности российской экономики, интенсивный импорт западных производств в одних отраслях промышленности (типичный пример здесь - именно машиностроение) и закладывающиеся тенденции к транснационализации производств, слиянию с мировыми наднациональными игроками в других отраслях (примеры – нефтегазовая и металлургическая промышленность), и наконец, тот факт, что использование ИТ в производстве стало "нормой" ведения промышленного бизнеса, не всеми реализуемой, но всеми осознаваемой - все меньше возникает необходимости доказывать необходимость информатизации производства, и все больше данный вопрос перетекает в область практических задач – найти средства, выбрать интегратора, максимально учесть собственные интересы и т.д.

Указанные факторы работают применительно ко всем отраслям промышленности, стимулируя рост спроса предприятий на ИТ. Экономическая стабильность с одной стороны приводит к постепенному росту реальных доходов населения и, как следствие росту внутреннего спроса на промышленную продукцию. Статистика показывает, что реальные объемы производства устойчиво растут от года к году, предприятия получают дополнительные свободные средства для инвестиций в развитие – в том числе в ИТ. С другой стороны, экономическая стабильность позволяет предприятиям начать ориентироваться на долгосрочные цели, что, в свою очередь, привлекает их внимание к соответствующим организационным и техническим средствам, в которых опять же, ИТ играют далеко не последнюю роль.

Внешним эффектом экономической стабилизации является рост иностранных инвестиций в российскую экономику и, что более важно, прямой импорт западных (в основном сборочных) производств, которые предъявляют высокий спрос на ИТ. Причем это спрос "с нуля", под принципиально новые производства, что приводит к выбросам ИТ-затрат. И если еще 3-5 лет назад открытие нового западного сборочного предприятия было национальным "событием", то теперь это текущий, ставший уже обычным процесс.

Сценарий "нового бума" спроса на ИТ

Все перечисленные факторы позволяют утверждать, что в машиностроении формируются условия для "нового бума" спроса на ИТ. Соответствующий сценарий в машиностроении сегодня вполне может рассматриваться в числе наиболее вероятных.

Итак, ключевым фактором в его реализации является рост сектора сборочных машиностроительных предприятий, среди которых есть как старые, так и новые сегменты ИТ-заказчиков. К старым относятся, например, сборочные предприятия в области бытовой техники и электроники – первый опыт вхождения западных технологий промышленной сборки на российский рынок. К новым, бум которых наблюдается сейчас, относятся предприятия легкового автомобилестроения, интенсивно переориентирующееся на выпуск западных моделей автомобилей.

Первый сегмент будет характеризоваться устойчивым, но небольшим спросом на ИТ. Во втором, напротив, возможен резкий рост, так как, во-первых, процесс создания этих предприятий начался не так давно и, во-вторых, их ждет новая волна реорганизаций, связанных с переходом на стадию организацию "промышленной сборки", что подразумевает поэтапное замещение ввоза импортных комплектующих отечественным компонентами, сертификация производств по мировым стандартам качества, таких как ISO 9000, учет требований международных соглашений, к которым присоединилась РФ (ИМО, ИКАО, ЕЭК ООН, ЕВРО-4 и др.).

Вероятность данного сценария возрастает также в связи с одновременным действием других не менее мощных факторов, косвенно стимулирующих предприятия инвестировать в ИТ. Прежде всего, это особое внимание, которое вновь начинает уделяться государством отечественным стратегическим военным производствам.

Эта группа представлена в основном стратегическими предприятиями, находящимися на особом счету государства и обладающими большим портфелем заказов по линии военно-технического сотрудничества. В их пользу распределяются основные потоки инвестиций, они имеют достаточный объем свободных средств для вкладов в дорогостоящие ИТ-проекты. При этом проблемы перевооружения основных фондов здесь в значительной степени решены, поэтому внедрение ИС является для них прямым фактором конкурентоспособности, а также способом поддержания деловой репутации и повышения доверия иностранных заказчиков.

Управляемые и поддерживаемые государственными программами процессы реструктуризации на предприятиях этой группы, фокусирующиеся на образовании новых интегрированных структур, скорее всего, станут мощным стимулом к новой волне внедрений информационных систем управления ресурсами.

Кроме всего прочего, в последнее время активность этой группы предприятий в плане ИТ возрастает в связи с наметившимся усложнением на рынке вооружений и военной техники. Крупнейшие экспортеры российской военной техники, такие как Индия, Китай, страны Ближнего Востока, все большее внимание уделяют не только самим машинам, но и их постпродажному обслуживанию, качеству поставок компонент и узлов к ним, организации замены и утилизации и т.д. Конкурентоспособность мировых экспортеров вооружений и военной техники все больше зависит от этой "обслуживающей" составляющей. Поэтому спрос на ИТ подстегивается также за счет увеличения потребностей отечественных экпортно-ориентированных предприятий.

Происходящее подогревается общим усилением внимания государства к избранным отраслям экс-советского ВПК. Главным образом это авиакосмическая промышленность. Путинские вливания в отечественный ВПК во многом расширили сегмент предприятий, нуждающихся в современном информационно-технологическом сопровождении производства. На этой волне в России появились укрупненные "горизонтально-интегрированные" высокотехнологичные промышленные холдинги, один из последних примеров – "Объединенная авиастроительная компания" (ОАК).

Оживляет общую ситуацию в промышленности и резко выросший в последние несколько лет рынок субконтрактов, в который активно включаются отечественные предприятия. С одной стороны, его формируют крупные федеральные целевые программы, например ФЦП "ГЛОНАСС", в которой задействован целый ряд предприятий отечественной электроники.

К аналогичным эффектам приводит восстановление геоэкономических амбиций России, таких как освоение нефтегазовых месторождений арктического шельфа, борьба за который между крупнейшими северными державами переходит в "горячую фазу". Крупные задачи ставятся в этой связи, например, перед судостроением - в частности, можно отметить начавшиеся в России развертывание производств атомных ледоколов нового поколения, строительство судов усиленного ледового класса двойного действия на основе двигательного комплекса AZIPOD.

Помимо государства, рынок субконтрактов для машиностроительных предприятий подогревают заказы от нефтегазового комплекса, который сегодня является богатейшей отечественной отраслью и стремится к захвату все новых ниш мирового рынка.

Информатизация машиностроения: факторы влияния

Сценарии информатизации машиностроения

Источник: CNews Analytics, 2007

Следует отметить, что рост внедрений ИТ в промышленности обусловлен не только общим оживлением и расширением производств в связи с новыми явлениями в экономике и политике, но также с конкуренцией предприятий за государственный заказ и заказы сырьевых монополий. Возникает дополнительный ИТ-мотивирующий фактор - когда ИТ внедряются с "рекламной" целью, чтобы доказать потенциальным заказчикам машиностроительной продукции свое преимущество перед предприятиями-конкурентами. Не последнюю роль в этих процессах играет и тот символический факт, что сегодня ИТ прочно ассоциируются у инвестора с надежностью, гибкостью и качеством производства. Именно с этим связаны возрастающие расходы машиностроительных предприятий на ИТ – с тем, что обязательным элементом оценки экономической безопасности производства со стороны инвестора становится анализ уровня его информатизации.

Сценарий стагнации спроса на ИТ

Следует помнить, что все отмеченные позитивные явления пока не ликвидируют фундаментальных противоречий, по-прежнему сохраняющихся в российской экономике. К общим факторам, де-стимулирующим спрос на ИТ относятся низкая инновационная активность предприятий во всех без исключения отраслях промышленности и нацеленность большинства промышленных компаний на второстепенные рыночные ниши.

Машиностроение является в данном случае наиболее показательной отраслью - среди предприятий сектора до сих пор, например, не более 20-25% внедрили крупные информационные системы. Именно за счет таких сегментов возможно увеличения текущего спроса на ИТ в разы за счет простого привлечения новых клиентов. Однако вовлечение этой группы предприятий в процессы информатизации в значительной степени затруднено. Сюда относятся машиностроительные предприятия с накопившимися системными проблемами, решение которых на уровне единичной фирмы невозможно. Первичные проблемы этой группы компаний не связаны ни с ИТ, ни вообще с нематериальными активами и не могут быть решены с помощью ИТ. Здесь на первое место выходит проблема основных фондов, которая делает бессмысленной задачу совершенствования нематериальных факторов производства прежде, чем она будет решена.

Рыночный механизм заставляет многие предприятия адаптироваться к низкотехнологичным нишам, в которых только и может быть продаваема выпускаемая ими (на устаревшем оборудовании) продукция, что часто сопровождается упрощением производства, делающим задачи насыщения компании современными ИТ излишними. Действительно, если организация не может обеспечить современный уровень качества своей продукции ввиду того, что работает на станках с ЧПУ 1960-х гг. выпуска, то об инвестициях в ИТ она и не думает, так как средства нужны для вкладов в основные фонды – а это суммы, на порядок превосходящие любой мыслимый объем ИТ-затрат, необходимый одному предприятию.

У многих предприятий из оставшейся, не информатизированной части, таких потребностей еще собственно и не сформировалось. Причина - базовые проблемы, с которыми, во-первых, компания справиться не может сама, во-вторых, их нерешенность делает бессмысленной ИТ-модернизацию. ИТ – это только "надстройка" над организмом предприятия, которая не может подменить сам этот организм. Первостепенна здесь ликвидация проблем "не ИТ-характера", которая необходима, чтобы актуализировались задачи более высокого порядка, которые уже решаются за счет ИТ. Большая часть организаций этой группы по-прежнему остается незадействованной в ключевых технологических проектах государства, на рынке субконтрактов, среди них нет экспортеров и они не представляют интерес для инвестора. Даже если для отдельных предприятий ситуация изменилась к лучшему (они оказались в одном из направлений, считающихся государством приоритетным и интенсивно финансируемым), то нет никаких оснований полагать, что этот опыт останется разовым и после завершения заказанных работ, компания вновь вернется к своему равновесному состоянию.

Еще один фактор, играющий на понижение, это – "холостой" ход инвестиционной политики государства. Не секрет, что в России подавляющее большинство попыток коммерциализации инноваций заканчивается лишь созданием маркетинговых департаментов или наймом специалистов по общественным отношениям. Готовые разработки оказываются ненужными и складываются в архив.

Политика государства в области поддержки развития технологий непоследовательна. Зачастую цели, которые ставятся, не соотносятся с имеющимися ресурсами, а сами программы оказываются такими сложными, что их реализация становится затруднительной. Следует отметить, что латиноамериканские фирмы, сталкиваясь с конкуренцией, ищут финансовые, но не технологические решения своих проблем.

Действительно, в России государство продолжает выступать в роли "верховного" капиталиста, концентрирующего в своих руках основные ресурсы, запускающего и контролирующего наиболее важные с национальной точки зрения инновационные проекты. Так было и в СССР, однако советская модель не всегда была эффективной, а ныне, утратив ряд сущностных черт, стала весьма уязвимой.

До последнего времени комплекс проводимых государством федеральных целевых программ, с одной стороны, содержит достаточно большой перечень подлежащих приоритетному финансированию так называемых "критических" технологий, но, с другой стороны, в наименьшей степени соотносит эти задачи с текущими потребностями и возможностями промышленности. Проблема – в неясности стратегических целей. Большая часть программных целей имеет декларативный характер, они изначально не связаны с реальной (коммерчески выраженной) борьбой за позиции в глобальной экономике. А ведь цели всегда должны замыкаться на создание конкретной финишной продукции, имеющей смысл в рамках стратегии завоевания глобального конкурентного преимущества в конкретной области, которое, в свою очередь, должно выражаться не иначе как в полученных долях глобального рынка или в повышении участия российских предприятий в глобальных высокотехнологичных корпорациях. Только при этом последнем условии государственные инвестиции в машиностроение будут сопровождаться подлинным перевооружением и модернизацией производств. В противном случае все начатые проекты делаются по принципу минимума затрат, а предприятия, зная, что проект разовый и продолжения не будет, ставят задачу "вытянуть" его "на том, что есть", "из последних сил", стремясь не инвестировать дополнительных средств в долгосрочную конкурентоспособность, внедрять высокие технологии, оптимизировать бизнес-процессы и системы управления производством, совершенствовать принципы работы с потребителем и т.п. – то есть обходить все то, что должно создавать ответный спрос на ИТ.

Таким образом, если описанный комплекс тенденций сохранится, спрос на ИТ в среднесрочной перспективе вновь начнет стагнировать, информатизация машиностроения по-прежнему в целом будет оставаться локализованной среди того сегмента предприятий, которые уже сегодня являются заказчиками ИТ. А это означает, что развитие вскоре будет ограничено 5-8% среднегодового роста. Превышение этого уровня темпов в среднесрочном периоде невозможно даже в случае развития в России импортированных производств и транснационализации промышленных предприятий.

Владимир Карачаровский / CNews Analytics

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS