[an error occurred while processing this directive]
Обзор подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics IBS

Из чего складывается информационно-технологическая культура в России?

В 2005 году, по оценкам СNA, весь рынок ИТ составит 300 млрд. руб., 13-15% от этого объема будет приходиться на расходы предприятий на внешний аудит и консалтинг. Сегмент в 0,8-1% составит заказ услуг внешних фирм по ИТ-обучению сотрудников.

По предварительным оценкам, в 2005 году примерно 250 млрд. руб. будет потрачено на закупку нового программного обеспечения (лицензий на использование) и аппаратных средств. Столь значительную сумму, обеспечивают в основном крупнейшие организации — такие как Связьинвест, Лукойл, ТНК-BP, Газпром, металлургические предприятия и т.п. Данные CNA за прошлые годы показывают, что, скажем, машиностроительные предприятия средней руки пока не слишком активно внедряют ИС, хотя в целом отрасль демонстрирует весьма неплохие показатели по числу проектов. Это происходит в основном за счет инициатив предприятий-экспортеров, которые представляют собой своеобразные «маяки» отечественного реального сектора экономики. Но, оценивая «информационно-технологическую емкость» реального сектора, всегда следует помнить, что такие предприятия как ОАО «КнААПО», «НПК Иркут», ЧНППП «Элара» или УМПО представляют исключения из общей картины. Российский реальный сектор имеет точечный характер, а его флагманы обязаны своими высокими рыночными позициями заказам по линии военно-технического сотрудничества.

Таким образом, можно выделить два основных сегмента потребителей ИТ-услуг. Первый сегмент — составляют крупные финансово-мощные предприятия (сырьевики и экспортеры), которые заказывают дорогие ИТ-услуги (стоимостью одного пакета в $1-5 млн. и более). Второй сегмент гораздо более неоднороден — это и средний бизнес, и крупные, но бедные промышленные предприятия (большая часть машиностроения — типичный тому пример). Расходы на ИТ-услуги в этом потребительском сегменте существенно ниже — консультанта выбирают из расчета $10-20 тыс., максимум $60-70 тыс. за пакет услуг (не считая стоимости лицензий на использование ПО).

Структура затрат предприятий и организаций на ИТ-услуги в 2005 году (по оценке на конец года) Структура затрат предприятий и организаций на ИТ-услуги в 2005 году (по оценке на конец года)

Структура затрат предприятий и организаций на ИТ-услуги в 2005 году (по оценке на конец года) Структура затрат предприятий и организаций на ИТ-услуги в 2005 году (по оценке на конец года)

Источник: CNews Analytics, 2005

Дорогостоящие ИТ-услуги (в несколько миллионов долларов за пакет), предоставляют в основном иностранные компании, которые контролируют (по данным IDC) 20-25% российского рынка. Остальная его часть приходится на российские компании, работающие в более дешевых (на 1-2 порядка) ценовых нишах. Соответственно, в минувшем году было оплачено примерно 30-50 дорогостоящих проектов по ИТ-консалтингу, масштаба SAP или Oracle, и 10-20 тысяч проектов со средним и низким бюджетом. При этом здесь мы не рассматриваем ИТ-проекты микроуровня, в которые входит, например, закупка малыми и средними предприятиями консультационно-правовых систем «Консультант плюс», «Гарант» и пр. — количество таких проектов может исчисляться сотнями тысяч в год.

Обучение персонала — экономия на внешних консультантах

Зная общие расходы предприятий на услуги обучения (порядка 3 млрд. руб.), можно оценить количество сотрудников, прошедших за истекший год те или иные виды ИТ-обучения. Если считать, что средняя цена подготовки одного специалиста в коммерческом секторе образовательных услуг составляет $3-5 тыс. (100-150 тыс. руб.), то число обученных составит к концу 2005 года порядка 20-25 тыс. чел.

Если предприятия обучают своих сотрудников по неким минимальным стандартам, то это означает, что на выходе мы получаем лишь «пользователя», который может работать с системой, пока сама система не начала давать сбои или не возникла потребность в ее обновлении. В этом случае, новой обращение к услугам внешней фирмы неизбежно, как только у предприятия сформируются новые потребности. Если же на выходе обучения предприятия получают специалиста, сертифицированного по конкретному информационному продукту, то это означает, что ИТ-отдел пополняется человеком, способным отслеживать появляющиеся на рынке новинки ИТ-продуктов и самостоятельно налаживать их работу. Если на предприятии удается сформировать такую группу специалистов, то в последующем оно не будет более нуждаться в услугах аутсорсинга (внешнего аудита и консалтинга), и ограничит свои расходы только на закупку лицензий нового, интересующего его ПО, сэкономив тем самым 13-15% средств, которые в противном случае пошли бы на оплату работ приглашенных консультантов/внедренцев.  

Второй вопрос — о том, какие предприятия преимущественно заказывают услуги по обучению своих сотрудников. Если 20-25 тыс. подготавливаемых за год специалистов — это заказ ограниченной группы предприятий (скажем тех самых 30-50 предприятий, на которых были реализованы дорогостоящие проекты), то это значит, что при почти тотальном повышении квалификации персонала в узком сегменте высокоприбыльных предприятий, на оставшихся 99,9% предприятий, внедривших у себя информационные системы, переподготовки персонала не проводилось вообще. В данном случае мы получаем предприятия, всецело зависящие от своего интегратора.

Если же предположить, что все предприятия, внедряющие у себя информационные системы, обязательно заказывают и соответствующе переобучение сотрудников, то окажется, что на одно информационно-технологически активное предприятие приходится в среднем всего лишь по 1-2 прошедших обучение сотрудника, т.е. предприятия не имеют сильных групп специалистов в своих ИТ-отделах и целиком зависят от обученных «одиночек».

«Дутые» перспективы?

Будет ли в ближайшей перспективе меняться структура рынка ИТ-услуг? По-видимому нет, пока крупные компании не завершат внедрение новых систем, а до этого еще далеко. Возможно, сумма расходов на ПО будет расти — но что потом? Организации среднего бизнеса, при нынешней макроэкономической структуре, вряд ли потянут закупку дорогих систем, и это может спровоцировать снижение расходов на ПО. С другой стороны, пока крупные компании что-то окончательно внедрят, надо будет уже обновлять модули, а значит нести новые расходы на ПО и АО.

Примерно аналогичная ситуация и с расходами на аудит и консалтинг. Многое будет зависеть от спроса со стороны среднего бизнеса. Здесь, правда, есть еще один аспект. В принципе, услуги ИТ-консалтинга с точки зрения оплаты ничем не отличаются от всех остальных консультационных услуг. Хорошо известно, что по статье "оплата консультационных услуг" между фирмами часто прокачиваются деньги на совершенно иные цели. Да и поставщик ИТ-услуг не всегда определяется исходя из предполагаемого качества его работы. Иными словами, российский ИТ-рынок — лишь часть всего российского рынка услуг, и на нем, как и на других рынках, идет работа за "откаты". Понимая это, директора многих предприятий достаточно скептически относятся к эффективности таких услуг. Сложно сказать, какая доля оплат за ИТ-аудит и консалтинг (46 млрд. руб. по оценкам CNA) на самом деле являлась оплатами именно за эти услуги и каков денежный поток в обратную сторону (сколько поставщики ИТ-услуг заплатили "откатов", чтобы стать поставщиками). Будет ли расти в будущем эта "дутая" часть расходов ни ИТ-консалтинг? Как говорится, время покажет.

Владимир Карачаровский / CNews Analytics


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS