[an error occurred while processing this directive]

Тема месяца

Андрей Столбов

Андрей Столбов:
Важно двигаться не просто "вперед", а в "правильном" направлении

На вопросы CNews отвечает Андрей Столбов, д.т.н., заместитель директора МИАЦ РАМН, профессор кафедры организации здравоохранения с курсом медицинской статистики и информатики факультета управления здравоохранением Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, зам. главного редактора журнала "Врач и информационные технологии".

CNews: Как вы оцениваете ситуацию с развитием медицинской информатики в России в целом?

Андрей Столбов: В целом положительно, хотя бы потому, что сегодня уже не надо никого убеждать и доказывать, что ИКТ нужны здравоохранению. Если кто-то еще и не понимает этого, то только от неинформированности и незнания. Но это уже другая задача, в том числе нашей системы додипломного и последипломного образования медицинских работников и управленческих кадров. С другой стороны, сегодня мы наблюдаем огромный разрыв между потенциальными возможностями, которые могут предоставить ИКТ, и реальной практикой их применения в отечественном здравоохранении и медицине. Однако надо сказать, что это общемировая ситуация.

За последнее время существенно увеличились объемы финансирования работ по информатизации отрасли. Во многих регионах начата реализация очень интересных проектов по внедрению современных ИКТ в здравоохранении. Президентом дано поручение правительству о разработке комплекса мер по созданию государственной информационной системы персонифицированного учета медицинской помощи, и уже начата реализация пилотных проектов в рамках ФЦП "Электронная Россия". Наконец-то в Минздравсоцразвития создан департамент информатизации. Активно идет работа в области стандартизации ИТ в здравоохранении и медицинской информатике. Ежегодно в Москве и в регионах проводится около десяти конференций и выставок по медицинским ИТ, в том числе с международным участием, издается журнал "Врач и информационные технологии", в 2008 году начало издаваться специальное приложение к еженедельнику PC Week Doctor, вышло уже четыре номера, много публикаций по ИТ в других медицинских изданиях и т.д. То есть, в общем, прогресс заметен. И все же в целом оценку развития медицинской информатики и информатизации отрасли, скорее всего, пока еще надо проводить по шкале, один из полюсов которой можно обозначить как "верхи уже не хотят, а низы уже не могут работать без ИТ", а другой - как "верхи уже хотят, а низы пока ещё не могут активно использовать ИТ".

Если рассматривать медицинскую информатику как научную и учебную дисциплину, то здесь, к сожалению, ситуация за последние годы почти не изменилась. Какой-либо координации и специальной программы исследований в области медицинской информатики по-прежнему нет, серьезных публикаций очень мало, хотя очень интересные работы, в основном инициативного характера, конечно же ведутся. Проблема - в доведении результатов исследований до уровня практического внедрения в масштабах отрасли, для чего нужны немалые средства. Учебная программа по медицинской информатике в вузах на лечебных специальностях - всего 38 часов, причем по содержанию она в основном повторяет школьный курс общей информатики. Сегодня, при все более заметной тенденции усиления "ИКТ-зависимости" медицины и здравоохранения, этого уже явно недостаточно. В настоящее время идет работа над образовательными стандартами нового поколения. Может быть, удастся  изменить эту ситуацию.

Надо сказать, что на этапе последипломного образования положение лучше. Например, в учебной программе для врачей-ординаторов по специальности "Организация здравоохранения и общественное здоровье" на изучение ИКТ предусмотрено 144 часа. Сейчас подготовлен проект нового ГОСа, в котором предусмотрено изучение основ именно медицинской информатики, а не изучение Word'а и MS Windows. Однако в медицинских вузах не хватает квалифицированных преподавателей в области медицинской информатики. Конечно, уже давно назрела необходимость ввести специальность "врач-информатик" и соответствующие должности. Несколько лет назад этот вопрос уже был почти решен, однако потом в результате очередной волны административной реформы все это осталось только на бумаге. Следует сказать, что в ряде европейских университетов осуществляют подготовку по специальностям "Медицинская информатика" и "Информационный менеджмент в медицине". Летом 2008 года Американская ассоциация медицинской информатики направила для аккредитации и регистрации программу подготовки по специальности "Клиническая информатика" в университетах. В общем, налицо положительная динамика, и это вселяет оптимизм.

CNews: Низкие темпы информатизации российской системы здравоохранения во многом связаны с отсутствием государственной политики в этой области. На этом фоне специалистами отмечалась необходимость создания специализированного подразделения в Министерстве здравоохранения и социального развития РФ, отвечающего за вопросы информатизации отрасли. В июле 2008 года был создан Департамент информатизации, который возглавил главный конструктор ГАС "Управление". Чего вы ждете от создания этого департамента? Какие задачи, на ваш взгляд, требуют первоочередного решения? Ожидаете ли вы позитивных сдвигов в процессе разработки законодательных актов в связи с произошедшими изменениями в структуре Минздравсоцразвития?

Андрей Столбов: Создание в отраслевом министерстве департамента информатизации, и то, что его возглавил столь опытный ИТ-профессионал и организатор такого масштаба и уровня, как Олег Владимирович Симаков, безусловно, свидетельство той роли, которую играют ИКТ в развитии здравоохранения и социальной сферы, и того, что их значимость для отрасли наконец-то осознана на самом высоком уровне.

Полагаю, что первоочередной и наиболее важной задачей департамента является разработка и координация программ и планов работы по информатизации здравоохранения и исследованиям в области медицинской информатики, а также организация кооперации для выполнения этих работ. Сегодня на федеральном уровне их проводят не только Минздравсоцразвития со своими агентствами и службами, Федеральным фондом ОМС, Фондом социального страхования и ПФР, но и Минкомсвязи и ФАИТ, Минэкономразвития, Миннауки и образования и т.д. Небольшие средства на ИТ своим учреждениям выделяет РАМН. Исследования в области медицинской информатики и ИС в здравоохранении поддерживает РФФИ. Регионы также финансируют внедрение ИТ и развитие ИКТ-инфраструктуры в здравоохранении.

До последнего времени какая-либо координация и общее методическое руководство этой работой практически не осуществлялись. Необходим систематический мониторинг всех работ, выполняемых как на федеральном уровне, так и в регионах. Нужна обязательная, независимая, профессионально компетентная экспертиза всех ИТ-проектов с участием профессиональных общественных организаций, например, таких, как Академия медицинской информациологии, Ассоциация развития медицинских информационных технологий (АРМИТ) и других. При министерстве надо создать независимый экспертный совет. Заметим, что в странах Европейского союза такая практика является обязательной при выделении финансирования на проекты, при этом все документы и материалы экспертизы публикуются в открытом доступе в интернете. Например, между Минздравом Франции и Французской ассоциацией медицинской телематики заключено соглашение, в котором предусмотрено обязательное участие ассоциации в планировании работ и экспертизе проектов.

Хочу напомнить, что в середине 90-х годов в составе ученого совета Минздрава работала секция информатизации здравоохранения, возглавляемая профессором Сорэном Ашотовичем Гаспаряном. В неё входили всего один или два чиновника. Секция организовывала или сама проводила независимую экспертизу НИР и ИТ-проектов, финансируемых из федерального бюджета, - и технических заданий, и результатов их выполнения. Это было очень полезным и эффективным. Сейчас, когда у нас появились и уже приобрели определенный авторитет профессиональные ассоциации, возможностей их привлечения для помощи министерству стало гораздо больше.

Думаю, что теперь, когда в министерстве создан ИТ-департамент, все финансируемые из федерального бюджета НИР и ИТ-проекты, направленные на решение специфических задач здравоохранения, в том числе в рамках "Электронной России", должны инициироваться и быть подконтрольны Минздравсоцразвитию, а не Минкомсвязи и ФАИТ, которые должны отвечать за развитие единой ИКТ-инфраструктуры и общегосударственных, межведомственных систем и информационных ресурсов, создание единой, общероссийской системы обмена юридически значимыми электронными документами. Кстати, во Франции для обмена медицинскими документами между врачами общей практики и госпиталями широко используется общедоступная защищенная электронная почта PostCS, находящаяся в ведении национальной почтовой службы, абонентом которой может стать любое физическое или юридическое лицо.

Необходима тотальная, полная инвентаризация всех ИКТ и информационных ресурсов в системе здравоохранения. Насколько я знаю, эта работа сейчас уже инициирована департаментом. Частично она была проделана в прошлом году и Федеральным фондом ОМС, по заказу которого компания АйТи проводила обследование в 59 субъектах РФ. Будет очень интересно ознакомиться с результатами этих исследований. Их надо опубликовать на сайте министерства, а результаты анализа и основные выводы опубликовать также в отраслевых изданиях.

Насколько я знаю, департамент намерен активно влиять на работы по стандартизации ИТ в здравоохранении, в широком смысле - не только путем издания документов, имеющих статус национальных стандартов, организации разработки и ведения единых классификаторов и справочников, но и через приказы и методические рекомендации, обеспечивающие интероперабельность ИС в отрасли. Думаю, что это должно быть одним из основных направлений деятельности департамента.

Безусловно, в сфере внимания департамента должны быть и вопросы нормативно-правового регулирования использования ИКТ в системе здравоохранения, особенно сейчас, когда президентом дано поручение правительству разработать комплекс мер по созданию государственной системы персонифицированного учета медицинской помощи, включая разработку необходимых нормативно-правовых актов. Отмечу, что до настоящего времени не разработана в полном объеме правоприменительная, методическая база для реализации в системе здравоохранения законов "О персональных данных", "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан", "О медицинском страховании ..." в части ведения баз данных и использования ИТ - после внесения в них изменений в 2006/07 гг. Не регламентированы процедуры и формы документального подтверждения согласия пациента на обработку его персональных данных, его информирования о целях, способах и сроках обработки и т.д., что требуется в соответствии с нашим законодательством. Сейчас стало уже совершенно очевидно, что требования к информационным системам, определенные законом "О персональных данных" и изданными в 2008 году нормативными документами правительства, ФСТЭК, ФСБ и Мининформсвязи, до 1 января 2010 года (как это определено законом) для подавляющего большинства медицинских учреждений практически не выполнимы. Вопрос об этом неоднократно поднимался перед должностными лицами Минздравсоцразвития. Однако каких-либо действий со стороны министерства и положительных сдвигов в этом направлении пока не видно. Недавно, уже в ходе обсуждения проекта концепции развития здравоохранения, было принято решение о необходимости разработки закона о персонифицированном учете в системе ОМС. Думаю, что речь в нем должна идти не только о системе ОМС, но и о системе здравоохранения в целом. Полагаю, что в разработке этого законопроекта также очень важную роль должен сыграть департамент информатизации.

Безусловно, начинать надо с разработки новой концепции и программы информатизации здравоохранения, в которой должны быть отражены и конкретизированы те направления использования ИТ, организационные и технологические изменения, которые должны обеспечить выполнение мероприятий, предусмотренных концепцией развития российского здравоохранения до 2020 года, имея ввиду, что ИТ должны стать неотъемлемой составной частью инноваций в отрасли.

Дел у департамента очень и очень много. Поэтому хочется пожелать Олегу Владимировичу и всей его команде успехов, понимания и поддержки, как "наверху", так и "внизу". Уверен, что наша медицинская ИТ-общественность активно поддержит все разумные инициативы департамента и сделает всё возможное для их практического воплощения.

CNews: Информатизация здравоохранения - достаточно специфическая отрасль, находящаяся на стыке медицины и информационных технологий. Специалистов в этой области в стране не так много. Привлекаются ли члены профессионального сообщества к разработке концепций, положений и др. документов, определяющих пути внедрения ИКТ в здравоохранение РФ?

Андрей Столбов:  За последние несколько лет такого рода документы нашим отраслевым министерством не разрабатывались, не считая приказа № 713 от 16.10.2006 г. о принципах создания единой информационной системы в сфере здравоохранения и социального развития. Осенью 2006 года в рамках "Электронной России" одноименная концепция была разработана фирмой IBS по заказу Федерального агентства по информационным технологиям, которая была принята госзаказчиком, однако так и не была опубликована. При разработке этих документов профессиональные общественные организации не привлекались. Об этом мы уже говорили с вами в интервью в 2007 году.

Сейчас ситуация, конечно, изменилась. Разработка и обсуждение проекта концепции развития здравоохранения до 2020 года осуществляется при активном участии общественности, на сайте министерства организован специальный форум, публикуются предложения как организаций, так и отдельных граждан. Пока ещё очень небольшой опыт моего личного общения с Олегом Владимировичем Симаковым также вселяет определенный оптимизм, что при разработке столь значимых для нашего здравоохранения концептуально-программных документов и основных, ключевых приказов по ИТ активное участие будет принимать профессиональная общественность, а также ведущие ученые и практики, работающие в области информатизации здравоохранения. Еще раз повторюсь, что, конечно, неплохо было бы закрепить все это "де юре" - в виде приказа о создании экспертного совета и соответствующих соглашений между министерством, АРМИТ, Академией медицинской информациологии, Ассоциацией телемедицины и другими организациями.

CNews: В настоящее время на сайте Минздравсоцразвития РФ проводится обсуждение Концепции развития здравоохранения Российской Федерации до 2020 года. Какая роль в данной концепции отведена информационным технологиям? Принимает ли участие профессиональное сообщество в обсуждении этой концепции?

Андрей Столбов: Безусловно, только что мы уже говорили об этом. Интерес к концепции в обществе очень большой. На форуме, который ведется на сайте министерства в разделе обсуждения проекта концепции достаточно много интересных высказываний и предложений по поводу информатизации здравоохранения, причем не только от медицинских работников и ИТ-специалистов, но и просто пациентов. К сожалению, не все материалы и предложения в проект концепции по развитию ИТ, которые, я знаю, были направлены в министерство, опубликованы на сайте.

Если говорить в целом о проекте концепции, то, к сожалению, в нем пока не нашли должного отражения многие очень важные, принципиальные для развития отрасли вопросы. Например, ничего не говорится о мерах по развитию отечественной фармацевтической и медицинской промышленности, проблемах и развитии службы крови, донорства и трансплантологии. Здесь очень важным является создание национальной системы ведения регистра доноров, в чем мы сильно отстаем от развитых стран. За пределами концепции остались вопросы развития санэпидслужбы и в целом деятельности Роспотребнадзора, существующих здесь проблемах, мерах по развитию всей системы социально-гигиенического мониторинга и ведения федерального информационного фонда СГМ. Практически ничего не говорится о развитии, реорганизации системы медицинской статистики как важнейшего инструмента управления отраслью.  

Что касается роли ИТ и перечисленных в проекте концепции направлений их использования, то, на мой взгляд, они сформулированы в тексте настолько в общем виде и декларативно, а их перечень настолько очевиден и не нов, что очень трудно сказать что-либо содержательное "за" или "против", кроме того, что перечень этот слабо увязан с теми вполне конкретными направлениями развития, задачами и изменениями в отрасли, которые сформулированы в остальных разделах проекта концепции. Хотя, видимо, можно сказать также, что даже при общности формулировок этот перечень все-таки еще и недостаточно полон. Не отражен положительный опыт информатизации здравоохранения, который сейчас накоплен во многих субъектах РФ. Ничего не говорится о том, что сегодня уже делается или уже сделано и достаточно успешно работает в нашем здравоохранении, - то, что надо поддерживать, развивать, наращивать, совершенствовать и т.д. А то все как бы "с нуля" - надо "создать". Многое создавать действительно надо, но создавать надо "на основе ...", развивая, унифицируя то, что уже наработано и используется, а не заново, с чистого листа. Ничего не говорится о современных общемировых тенденциях в информатизации здравоохранения и медицинской науки, их возможном влиянии и перспективах в наших условиях. Недостаточно показана роль ИТ в повышении качества и безопасности медицинской помощи, в том числе о необходимости организации системы регистрации, сбора и анализа данных об ошибках медицинского персонала. Ничего не сказано об организационных аспектах и принципах информатизации отрасли. Не нашли должного отражения те направления и задачи внедрения ИКТ в здравоохранение, которые сформулированы в концепции формирования электронного правительства и в стратегии развития информационного общества в РФ, в частности предоставление населению государственных электронных услуг и др. Совсем выпали из внимания вопросы информационного взаимодействия учреждений здравоохранения с органами Пенсионного фонда и Фонда социального страхования.

Приведенные в тексте сведения об объемах финансирования ИТ в здравоохранении за рубежом не вполне корректны и понятны - не указано за какой это период и за счет каких источников. Я бы не стал вообще приводить их в концепции, поскольку эти данные достаточно трудно привязать к нашей модели организации и финансирования здравоохранения, в том числе в части внедрения ИТ. Например, в странах ЕС принята грантовая система государственной поддержки исследований и разработок программного обеспечения для медицинских учреждений, при этом около 50% расходов на создание и внедрение такого рода программных продуктов осуществляется за счет фирм-разработчиков - получателей грантов. Заметим, что в остальных разделах ссылок на зарубежный опыт и конкретные объемы финансирования практически нет. И конечно, как-то неуважительно к предшественникам выглядит то, что в проекте концепции совсем не упоминаются концептуальные и программные документы по информатизации здравоохранения, системы ОМС и развитию телемедицины, которые были приняты в период 1992-2003 годов. Хочу также сказать, что материалы, в которых были изложены указанные выше вопросы и предложения, еще в начале 2008 года были направлены в министерство.

Что касается раздела "Этапы реализации", то не совсем понятно, на основе каких расчетов были определены сроки их реализации и насколько реально они выполнимы, даже имея ввиду, что в концепции они указаны, скорее, как некие ориентиры, а не как жесткие директивные сроки? Думаю, однако, что этот недостаток относится не только к разделу, посвященному  информатизации, но и ко многим другим разделам проекта концепции. Общее впечатление такое, что на заключительном этапе работы над проектом концепции не было сделано общего редактирования текста в едином ключе и стиле. В любой концепции главное - это принципы - принципы построения и развития системы, принципы организации работ, кооперации, финансирования и т.д. Простого общего перечисления целей, задач и направлений недостаточно. В этом смысле концепция пока еще получается какой-то "беспринципной". Необходимо также четко обозначить приоритеты, направления концентрации сил и ресурсов - направления "главного удара", особенно, сейчас в условиях кризиса. Концепция должна не только отвечать на вопросы, "что" надо делать, но и достаточно четко и ясно - на основе каких организационных и иных принципов эти цели будут достигнуты. Разумеется, это мое субъективное мнение. Знаю, что работа над проектом концепции продолжается, поэтому уверен, что в окончательной ее редакции перечисленных недочетов уже не будет и все будет написано lege artis. Конечно, анализ и оценка текста проекта концепции и обсуждение конкретных замечаний и предложений - это тема отдельного разговора.

CNews: Существовавший ранее проект ЕИС Минздравсоцразвития был направлен в основном на решение задач министерства и не учитывал реальных потребностей врачей и пациентов. Произошли ли какие-либо изменения в проекте в связи с изменением структуры министерства? Какие сервисы, ориентированные на обслуживание граждан и на поддержку врача, необходимо, на ваш взгляд, предусмотреть в создаваемой системе?

Андрей Столбов: Да, произошли. Насколько мне известно, сейчас на базе программно-технических решений ГАС "Управление" в ЕИС министерства реализуются функции ведения федерального регистра больных гемофилией, муковисцидозом и другими заболеваниями, лечение которых требует применения очень дорогих лекарств (так называемый "регистр по семи нозологиям"), планирования и ведения листов ожидания высокотехнологичной помощи. При этом пользователями системы являются должностные лица не только аппарата министерства, но и территориальных органов управления здравоохранением, и федеральных учреждений, оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь. В оперативном режиме стали доступны сведения из сводного листа ожидания, текущая информация о квотах и т.д. И это - уже первые положительные результаты деятельности руководства департамента информатизации, созданного в министерстве. Кроме того, сейчас идет работа по организации на базе ОГИЦ централизованного ведения и доступа к единой базе данных нормативно-справочной информации - классификаторов и справочников, используемых в здравоохранении. На основе международных стандартов ISO разработаны проекты форматов их электронного представления. Так что, налицо и положительная динамика, и перспектива. 

Замечу, однако, что не следует ставить знак равенства между ЕИС Минздравсоцразвития, предназначенной для автоматизации деятельности аппарата министерства, и ЕИС здравоохранения, что являлось самой главной и принципиальной ошибкой в концепции ЕИС в сфере здравоохранения и социального развития, которая была разработана фирмой IBS в 2006 году.

По поводу сервисов, через которые население может получать так называемые государственные электронные услуги, относящиеся к медицине и здравоохранению. Здесь следует сказать, что, к сожалению, ещё только очень незначительная часть нашего населения может пользоваться интернет, в том числе для получения достоверной справочной информации медицинского характера и государственных услуг. Перечень сервисов, относящихся к указанным категориям, в общем виде приведен в принятых правительством документах по региональной информатизации и созданию так называемого электронного правительства, развитию информационного общества в нашей стране.

Некоторые из этих услуг - уже в стадии реализации. Например, в Перми, Татарстане и ряде других регионов для пациентов стала доступна так называемая "удаленная регистратура". Думаю, что по мере реализации проекта по внедрению единой социальной карты, и по мере того, как в муниципальных учреждениях, аптеках, на почте, сберкассах, магазинах и других общественных местах будут появляться инфокиоски, электронные услуги для населения станут более разнообразными, доступными и привычными. Методически и организационно к этому надо готовиться уже сейчас - разрабатывать необходимые нормативные документы и стандарты, готовить кадры и т.д.

CNews: На выставке ИнфоКом 2008 представителями Мининформсвязи РФ высказывалась идея о необходимости компьютеризации и подключения к сети интернет всех ЛПУ в рамках ПНП "Здоровье" по аналогии с тем, как это было сделано с российскими школами. Насколько эффективными, на ваш взгляд, могут оказаться такие меры? Получила ли дальнейшее развития эта инициатива?

Андрей Столбов: Возможности и особая значимость интернета для развития общества, культуры, экономики, социальной сферы и в том числе здравоохранения, сегодня уже для всех очевидны. И в нашей стране, и за рубежом на интернет-рынке появляются поставщики различного рода медико-информационных услуг, все шире используются технологии телемедицины. Во многих странах для защиты потребителей от недостоверной медицинской информации, публикуемой на интернет-сайтах, законодательно установлены требования их обязательной аккредитации.

Летом 2007 года Международная организация стандартизации (ISO) начала работу над проектом рекомендаций по правилам предоставления доступа к медицинским интернет-ресурсам (документ ISO/AWI 10159). Сегодня более 70% врачей общей практики в странах ЕС, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии получают официальную, актуальную и достоверную информацию о новых лекарственных средствах, клинических протоколах и стандартах через специальные сертифицированные порталы в интернет. В нашей стране эти тенденции также все активнее начинают проявляться - на официальных сайтах Минздравсоцразвития и Росздравнадзора все в большем объеме публикуется нормативно-справочная информация, необходимая для медицинских учреждений и врачей. Ряд новых функциональных подсистем ЕИС здравоохранения, централизованно разрабатываемых и внедряемых сегодня Минздравсоцразвития России, о которых мы уже упоминали (регистр "по семи нозологиям" и др.), также основаны на web-технологиях и интернет. Предусмотренные в проекте концепции развития отечественного здравоохранения до 2020 года направления, в частности, развития кардиологической службы, также основаны на использовании телемедицинских технологий и информационного взаимодействия через сеть.

Подключение всех государственных и муниципальных учреждений здравоохранения к интернет - это вполне реальная задача ближайших одного-двух лет. Главное, чтобы не получилось так же, как со школами, когда многие из них сейчас остались без интернета из-за того, что оплата трафика в этом году не была предусмотрена в школьных бюджетах. К сожалению, стоимость интернет-трафика у нас в стране в среднем почти в три раза выше, чем в Западной Европе и США, и пока ещё очень не хватает скоростных и надежных каналов.

CNews: Какие изменения в направлении разработки и принятия стандартов ИТ в здравоохранении произошли за последний год? Начались ли работы по переводу и адаптации мировых стандартов к российской специфике?

Андрей Столбов:  Прошедший год в этом отношении был очень продуктивным. Наконец-то все мы увидели, что у нас есть ТК 468 "Информатизация здоровья" (очень, кстати, неудачное, "нерусское" название), который серьезно взялся за дело и смог привлечь к этой непростой, трудоемкой и, надо сказать, неблагодарной работе компетентных и опытных специалистов. Думаю, что при более тесном взаимодействии руководства ТК 468 с профессиональными общественными организациями, например, с АРМИТ, а также большей публичностью и открытостью его работы, прогресс в этом направлении станет ещё более заметным.

За 2008 год были разработаны четыре национальных стандарта, сейчас уже завершено обсуждение еще одного стандарта "Информатизация здоровья. Основные положения", переведены на русский язык более двадцати документов ISO. Это огромная работа. В тоже время, прошедший год наглядно показал, насколько несовершенны процедуры разработки и обсуждения проектов стандартов. Стало понятно, что для рассмотрения проекта национального стандарта, подготовки замечаний и предложений, двухмесячного срока после публикации на сайте Ростехрегулирования официального уведомления о его обсуждении, явно недостаточно. Совершенно не отлажен механизм информирования участников обсуждения о сводном перечне замечаний, поступивших предложениях, новой редакции проекта стандарта после внесения в него изменений и т.д. Например, нам так и не удалось получить тексты проектов некоторых стандартов, несмотря на неоднократные официальные запросы по указанным в уведомлениях адресам. Совершенно не понятно, каким образом были учтены наши замечания и предложения, и учтены ли вообще?

Хочу напомнить, что обсуждение проекта стандарта ГОСТ Р 52636 "Электронная история болезни" несколько лет назад было организовано иначе - еще до начала официального обсуждения разработчики стандарта направили текст проекта для рассмотрения в АРМИТ, рабочую группу по ИТ РАМН, ряд медицинских учреждений и институтов, а также персонально наиболее известным и квалифицированным экспертам. Поэтому обсуждение проекта этого стандарта и внесение в него изменений прошло неформально и продуктивно. Учитывая, что официальные сроки обсуждения, как было отмечено выше, явно недостаточны, подобная практика должна стать обязательной. Это, безусловно, будет способствовать повышению качества принимаемых стандартов.

Никак не удается получить информацию о планах работы и заседаниях ТК 468. В то же время, например, в ТК 466 "Медицинские технологии" эта информация является общедоступной и регулярно публикуется на их сайте. Возможно, что когда наконец-то заработает сайт по стандартизации, который был продемонстрирован Георгием Станиславовичем Лебедевым на конференции в РАГС в октябре 2008 года, этих проблем уже не будет. Однако, все же, полагаю, что сроки и саму логику процедуры обсуждения проектов стандартов надо пересмотреть. В том же ISO процедура обсуждения и принятия стандарта занимает не менее трех лет, и только для некоторых проектов стандартов, которые уже общепризнанны как стандарты "де факто", процедура их регистрации в качестве "де юре" стандартов может быть сокращена до одного-полутора лет.

Первый опыт работы над переводом на русский язык документов ISO также выявил целый ряд проблем. По сути, в данном случае обсуждается аутентичность перевода текста документа, а не его нормы и требования. При этом, однако, оригинал на английском языке не предоставляется. Объясняется это тем, что оригинальный текст стандарта является интеллектуальной собственностью ISO. Тогда, что же мы обсуждаем? И как можно установить и подтвердить аутентичность перевода? Надо сказать, что качество перевода тех документов, которые нам удалось получить, во многих случаях, прямо скажем "не очень". Например, как-то совершенно не по-русски звучит "Требования к архитектуре электронного учета здоровья" (ГОСТ Р ИСО/ТС 18308). Притом, что в оригинале - "electronic health record" (EHR), которая в нашем ГОСТ Р 52636 "Электронная история болезни" переведена как "электронная персональная медицинская запись", как ссылка на ISO/TR 20514. Кстати, этот документ при переводе на русский также назван как "электронный учет здоровья". Заметим, что английский термин "record" обычно переводят как "запись", особенно, в сочетании с прилагательным "электронный". При этом, следует также заметить, что в документе Европейского союза "Типовые требования к автоматизированным системам электронного документооборота" (MoReq), официальный перевод которого на русский язык был принят в 2006 году, отмечено, что термину "record" наиболее соответствует наш термин "документ", что в общем-то и зафиксировано в ГОСТ Р 52292. Надо сказать, что в некоторых других стандартах ISO, переведенных в прошлом году, термин "electronic health record" переведен как "электронная медицинская запись", что в большей степени соответствует нормам русского языка и лексике, принятой в нашей специальной литературе. Короче, нужен некий эталонный англо-русский словарь терминов по медицинской информатике, который следует использовать при переводе документов на русский язык. Продуманная и выверенная терминология - это основа стандартизации.

И еще одно замечание. В законе о "Техническом регулировании" издаваемые ИСО и принятые сейчас у нас документы "Технические спецификации" (ТС/TS) и "Технический отчет" (ТО/TR) не предусмотрены. И это тоже информация к размышлению.

Однако я, кажется, несколько увлекся, сейчас не место и не время подробно обсуждать проблемы перевода и принятия документов ISO у нас, и их статуса. Главное - работа, наконец-то сдвинулась с мертвой точки, процесс пошел и уже есть положительные результаты. 

CNews: С июня  2007 года россиянам стала доступна электронная карта здоровья, разработанная МИАЦ  РАМН при участии специалистов Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова. Как вы оцениваете перспективы внедрения этой карты в России? Существуют ли на настоящий момент примеры эффективного использования электронной карты здоровья?

Андрей Столбов: Полагаю, что реальные перспективы у электронной карты здоровья (ЭКЗ), разработанной МИАЦ РАМН, или любой другой, могут появиться только после того, как будут приняты соответствующие общероссийские стандарты и классификаторы, и самое главное - решены правовые и организационно-методические проблемы. А это очень не просто, особенно, сейчас, в связи с проблемами выполнения закона "О персональных данных", о которых мы говорили выше.

Что касается примеров эффективного использования электронной карты здоровья МИАЦ РАМН, то их, к сожалению, пока еще нет. На основе ЭКЗ сегодня начата реализация ряда пилотных проектов внедрения электронного паспорта здоровья ребенка в нескольких школах Северного административного округа г. Москвы, которых обслуживает детская поликлиника Филатовской больницы, а также в нескольких частных школах. Однако эти проекты сейчас только в самой начальной стадии, и говорить о каком-либо положительном эффекте пока ещё рано.

CNews: Насколько эффективной, на ваш взгляд, может оказаться разработка типового решения информатизации здравоохранения региона и последующее его внедрение во всех регионах Российской Федерации? Существует ли в настоящий момент регион, опыт которого вам кажется наиболее интересным?

Андрей Столбов: Пожалуй, это самый непростой и неочевидный вопрос. Если говорить "вообще", в принципе о типовых, тиражируемых решениях, то, конечно, их разработка, внедрение и использование - это прагматическая, экономическая основа практически любого вида инженерной деятельности, в том числе в здравоохранении, и один из ключевых факторов стандартизации и унификации в широком смысле. Любое типовое, готовое, тиражируемое программное средство со сколько-нибудь серьезной функциональностью в подавляющем большинстве случаев гораздо дешевле, чем заказное. Однако эффективность типового решения нельзя оценивать, исходя только из стоимости его разработки и приобретения, особенно, если оно распространяется бесплатно. Необходимо учитывать все составляющие его совокупной стоимости владения, в том числе затраты и риски, связанные с переходом с одной системы на другую, возможной необходимостью изменения рабочих процессов, риски и факторы, связанные с "человеческим фактором".

Например, несколько лет назад были опубликованы результаты исследования по оценке реальных затрат при внедрении в учреждении бухгалтерской системы "Парус" - они более чем в семь раз превысили стоимость лицензий, установки и первоначального обучения персонала. Если же речь идет о целом регионе, то надо полагать, что наверняка проявит себя так называемый "эффект экспоненты". К сожалению, универсальных адекватных методик расчета и прогнозирования затрат - технико-экономического обоснования (ТЭО) - ИТ-проектов сегодня нет. По оценкам Gartner Group в ТЭО внедрения ERP-систем в 75% случаев ошибки достигают более 20%, и только около 20% ИТ-проектов укладываются в бюджет и плановые сроки.

Что касается эффективности и целесообразности разработки типового решения  информатизации здравоохранения региона и его последующего повсеместного внедрения, то здесь невозможно однозначно и просто ответить "да" или "нет", без учета конкретных обстоятельств и факторов, прежде всего проблемы унаследованных систем. Если речь идет о разработке типового решения, которая в 2008 году выполнялась по заказу ФАИТ компанией "Корус Консалтинг", то в данном случае с самого начала были не совсем понятны логика и сроки реализации этого проекта (всего около 20 дней). Сначала были выбраны пилотные территории - Самарская, Саратовская и Челябинская области, которые представили свое видение (концепцию) и предложения по реализации типового решения. Среди этих территорий, естественно, оказались именно те, где уже созданы и эксплуатируются региональные МИС. Затем победителем конкурса по выбору разработчика была выбрана фирма "Корус Консалтинг", у которой в анамнезе нет ни одного реализованного проекта в здравоохранении (на сайте фирмы есть информация только о еще не завершенных проектах по внедрению ИС в четырех больницах в Пензе), но которая при этом заявила, как это указано в опубликованном протоколе конкурса, что ей для выполнения работы нужно всего (только не удивляйтесь!) ДВА дня. Все мы прекрасно понимаем, что сроки эти заведомо и явно нереальные, даже, если предположить, что у фирмы есть основательный задел. Но этого не поняла уважаемая конкурсная комиссия ФАИТ и экспертный совет региональной информатизации, которые выбирали победителей конкурса. Хочу заметить, что в этом совете и его секциях (см. на сайте www.inforegion.ru), нет ни одного специалиста в области информатизации здравоохранения. О возможности и процедуре привлечения экспертов со стороны в положении о совете ничего не сказано. Представляется, что было бы естественным и логичным участие пилотных регионов в выборе разработчика типового решения, их голос должен быть самым весомым и решающим, и это не быстрая процедура, не за несколько дней. Однако в итоговом протоколе конкурса нет никакой информация об их участии в выборе разработчика.

В конкурсной документации ничего не сказано об объеме внедрения, порядке, методике и сроках апробации типового решения в пилотных регионах, за исключением того, что должно быть представлено "заключение выгодоприобретателя об исполнении государственного контракта". Притом, что у каждого из пилотных регионов уже созданы и успешно используются свои системы. Собственно, именно поэтому они, и были выбраны как пилотные - поскольку у них есть опыт, создана определенная инфраструктура, есть ресурсы и т.д. Все прекрасно знают, что замена, переход на новую ИС - это всегда гораздо более болезненный, ресурсоемкий и длительный процесс, чем внедрение системы с "чистого листа". Надо заметить, что очень часто "наверху" как бы не хотят видеть проблему унаследованных систем, которые сейчас созданы и эксплуатируются в регионах - в МИАЦах, территориальных фондах ОМС, лечебно-профилактических учреждениях. Одним из главных принципов при создании ЕИС здравоохранения должен быть принцип защиты инвестиций, то есть максимально возможного использования существующих ИКТ-инфраструктуры и МИС, их модернизации и постепенной замены.

Несколько слов о технических требованиях к типовому решению, которые были опубликованы в составе конкурсной документации. Они утверждены ФАИТ и согласованы с Минздравсоцразвития и минздравами пилотных регионов. Понимаю, что сроки проведения конкурса сильно поджимали, а надо было успеть освоить значительные бюджетные средства. Видимо этим можно объяснить то, что общетехнические требования перечислены и описаны достаточно подробно и стандартно, а специфические функциональные требования к решению конкретных прикладных задач перечислены только в самом общем виде со множеством жаргонных выражений и непонятных формулировок. Очень меня улыбнуло "световое перо" в разделе "Требования к эргономике". Сразу вспомнил свою комсомольскую юность и громоздкий дисплей с круглым экраном, который нам показывали в физматшколе. Но не буду больше о технических требованиях, это тема отдельного разговора.

Информация о результатах выполнения этого проекта еще нигде не опубликована, поэтому ничего более конкретного сказать о нем пока не получается. Подождем. Редакция журнала "Врач и информационные технологии" обратилась ко всем участникам проекта с предложением рассказать о нем на страницах журнала. Надеюсь, что в скором времени эти материалы будут напечатаны. Кстати замечу, что в рамках ФЦП "Электронная Россия" подобный пилотный проект уже однажды был реализован в Вологодской области.

Теперь о "самом интересном регионе". Очевидно, что назвать только один единственный регион очень трудно, скорее даже, практически невозможно. У одних лучше организовано и реализовано одно, у других - другое, притом, что и регионы у нас сильно различаются между собой. Никак нельзя сравнивать, например, Ханты-Мансийский округ, Дагестан, Чукотку и Питер. Сегодня нет официальной процедуры рейтинговой оценки регионов с точки зрения уровня информатизации здравоохранения, а о каких-либо специальных исследованиях на эту тему мне не известно. Поэтому могу назвать только регионы, о которых у меня есть определенная информация. Это Красноярский край, Владимирская, Самарская и Саратовская области, Татарстан, Томская и Челябинская области, Пермский край, Удмуртия и Псковская область. Практически в каждом регионе есть свои "изюминки" и интересные наработки.

CNews: Какие задачи по информатизации российского здравоохранения являются, на ваш взгляд, первоочередными? Что необходимо реализовать в 2009 г.? В течение ближайших трех лет?

Андрей Столбов: Об этом достаточно много уже было сказано выше. Стратегия и ключевые направления информатизации здравоохранения за последние несколько лет не изменились. Несколько изменились только общая обстановка и экономическая ситуация. Надо продолжать упорно и настойчиво работать. Ситуация для этого сегодня - самая благоприятная, несмотря на кризис. Главное сейчас - объединить усилия на всех уровнях, все тщательно продумывать, просчитывать, делать обстоятельно и не спешить, чтобы потом не надо было "исправлять недостатки наших достижений". Важно двигаться не просто "вперед", а в "правильном" направлении. Все концептуальные и программные документы по информатизации отрасли должны быть осознаны, приняты и поддержаны обществом, прежде всего профессиональным сообществом, которое, собственно, и является основным исполнителем этих программ и планов. Без этого успех будет невозможен. Как говорили древние, concordia victoriam gignit - согласие порождает победу. Впереди у нас ещё очень много интересной работы. Поэтому хочется пожелать всем коллегам сил, здоровья, успехов и удачи!

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS