[an error occurred while processing this directive]

Тема месяца

Олег Симаков

Олег Симаков:
Необходимо избегать использования ИТ для создания только фискальных систем

На каких принципах необходимо создавать систему персонифицированного учета оказания медицинской помощи гражданам России? Нужно ли подключать все учреждения здравоохранения к интернету и каковы риски этого проекта? Какие задачи в сфере информатизации системы социального обеспечения являются приоритетными сегодня? Ответы на эти и другие вопросы в интервью CNews дал Олег Симаков, директор Департамента информатизации Минздравсоцразвития России.

CNews: О необходимости создания Департамента информатизации в Министерстве здравоохранения и социального развития РФ говорилось на протяжении нескольких лет. Вы возглавили этот департамент 28 июля 2008 г. Какие задачи были поставлены перед вами?

Олег Симаков: Департамент информатизации был создан приказом министра здравоохранения 23 июля 2008 года, когда была объявлена новая структура министерства. А уже 28 июля я был назначен директором Департамента. Предложение о назначении было получено за 10 дней до этого, и события развивались стремительно. Понятно, что это было связано с тем, что 17 июля 2008 года прошел госсовет, на котором задача создания систем персонифицированного учета была обозначена как ключевая.

Необходимо понимать, что информатизация не самоцель, а лишь средство для повышения качества оказания медицинской помощи. Нельзя сказать, что до июля 2008 года информатизации здравоохранения не существовало. Она появилась в 50-х годах XX века после знаменитого высказывания Сталина о том, что  кибернетика – это «продажная девка империализма». Я работаю в области ИТ уже 35 лет, и в свое время мне приходилось сталкиваться с вопросами обработки медицинской информации.

К сожалению, информатизация пока не заняла значительного места в здравоохранении. Почему это произошло? Национальный проект «Здоровье» стал результатом политического решения о необходимости развития здравоохранения и государственного финансирования отдельных мероприятий. Безусловно, его реализация не могла осуществляться без создания систем мониторинга и обработки информации. Необходимо было знать, куда идут выделяемые средства, как повлиять на эффективность их расходования.

Тогда, в 2007 году возникла, а точнее реинкарнировалась, государственная автоматизированная система «Управление». Я говорю о том, что она реинкарнировалась, потому, что в далеком 1973 году уже существовало понятие общегосударственной автоматизированной системы (ОГАС). Работы по ее созданию частично велись и в НИИ «Восход», где я работал в рамках учебной практики, будучи студентом 3-го курса МИРЭА. Поэтому для меня ГАС «Управление», созданная как система мониторинга национальных проектов, была всего лишь продолжением тех работ, которые возникли в стране в 1973 году, и, было понятно, что необходимо сделать. На первом этапе ГАС «Управление» была ориентирована на решение задачи мониторинга национальных проектов. Сейчас система постепенно принимает тот облик, который мечтали придать ей создатели еще в 1973 году. Таким образом, только сегодня, 35 лет спустя, мы, наконец, дозрели до того, чтобы сделать систему мониторинга  и оценки деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и  использовать эту систему в повседневной деятельности органов управления. Видимо, раньше для этого не было ни технологической, ни методологической, ни политической готовности. Ведь для того, чтобы начать использовать информационные технологии как средство повышения эффективности деятельности, необходимо единство множества различных факторов. Главное, чего необходимо избегать и в Минздравсоцразвития, и в других отраслях, – это использование информационных технологий для создания только фискальных систем.

Основная задача Департамента информатизации - создание единой информационной системы персонифицированного учета оказания медицинской помощи гражданам России. Системы персонифицированного учета создаются во всем мире. И Соединенные Штаты Америки, и Канада в программе InfoWay, и Евросоюз в инициативе 2010 – все они решают задачу создания электронного паспорта здоровья и персонификации медицинских услуг. Кто-то, как Германия, пошел по пути внедрения смарт-карт и флеш-накопителей. Кто-то, как Голландия, Швеция, Испания, создает единый ресурс. Американцы собираются выделять по 10 миллиардов долларов в год в течение пяти лет на оцифровку всех существующих историй болезни для создания системы персонифицированного учета.

Весь мир озабочен необходимостью снизить количество медицинских ошибок при постановке диагноза в процессе лечения. Этого можно достичь, в том числе, за счет анализа предыстории состояния здоровья человека. А для того, чтобы осуществлять мониторинг здоровья населения, мы двигаемся к персонифицированному учету. Та логика, которую мы закладываем в создание систем персонифицированного учета оказания медицинской помощи, должна быть реализована в рамках системного проекта, к разработке которого мы сейчас подходим. Мы хотим, чтобы все элементы системного проекта обсуждались экспертами на различных круглых столах, в том числе и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, и в Общественной палате с тем, чтобы мы не зависали в безудержных дискуссиях, а могли оперативно получать ответы на конкретные вопросы. Таким образом, к моменту запуска и реализации проекта у нас не должно остаться необсужденных вопросов.

CNews: По мнению специалистов, работающих в отрасли, уровень информатизации российской системы здравоохранения не превышает 50%, при этом внедрение ИС носит, в большинстве случаев, фрагментарный характер. По данным АРМИТ, около 50-55% составляют системы для бухгалтерии, кадров, сбора и обработки статистики, 22-24% решают задачи ОМС, а  доля собственно медицинских систем не превышает 16-17%. Проводились ли министерством  исследования в этом направлении? Если да, то каковы показатели уровня информатизации российских ЛПУ на настоящий момент?

Олег Симаков: Да, Минздравсоцразвития России проводило такое исследование. Мы рассчитывали закончить его за 2,5 месяца, но на деле занимаемся этим вопросом уже почти 6 месяцев, и по состоянию на 01.07.2009 только 80% информации прошло повторную верификацию, анализ и выверку самими лечебными учреждениями. При этом мы активно используем ресурс органов здравоохранения и даем возможность тем ЛПУ, у которых есть выход в интернет, корректировать собственные данные в рамках анкеты в режиме онлайн. Как правило, они делают это через региональные медицинские информационно-аналитические центры.

Предварительные итоги исследования подведены уже сейчас. Что же выяснилось? Средняя обеспеченность одного лечебно-профилактического учреждения составляет 37 компьютеров. Это мало или много? Для ответа на этот вопрос мы на примере медсанчасти № 7 г.Тулы, которая обслуживает все оборонные заводы города, подсчитали, сколько компьютеров необходимо для большой поликлиники, и вместе с главным врачом пришли к выводу, что для такого ЛПУ достаточно около 40 ПК. В настоящее время в среднем по стране, без учета данных из  Москвы и Санкт-Петербурга, где этот показатель, скорее всего, выше, мы имеем 37 компьютеров на одно медучреждение, что позволяет утверждать, что дела обстоят не так уж плохо.

Что касается технических параметров имеющейся техники, то 60-80%  - это современные компьютеры Pentium 4. К сожалению, только 40% ПК подключены к локальным сетям, а остальные используются исключительно как печатные машинки. Около 22% компьютеров имеют выход в интернет, и в этой ситуации есть, как ни странно, и плюсы, и минусы. С одной стороны, хотелось бы, чтобы информационные ресурсы использовались в полную силу. С другой, понятно, что интернет – это не деловой ресурс, и в нем содержится очень много лишней, развлекательной информации. Кроме того, подключение к интернету компьютеров, на которых обрабатываются персональные данные, само по себе противоречит всем мыслимым нормам. Это прямой канал утечки любых данных. Поэтому когда мы говорим об обеспечении 100% доступа медучреждений к сети интернет, это означает, что необходимо создать защищенный канал для обмена информацией со специализированными ресурсами регионального и федерального уровня, а не с открытым интернетом как таковым.

Какое же программное обеспечение установлено на имеющихся компьютерах? В 88% учреждений имеются офисные приложения, в 82% - бухгалтерские программы, 68% учреждений имеют правовые системы, 43%  - кадровые, и примерно 18% - собственно медицинские информационные системы. Таким образом, компьютер в ЛПУ используется для формирования различного рода отчетов, для того, чтобы поддерживать правовую грамотность своих руководителей, для учета кадров, но практически не применяется для оптимизации основной деятельности. Вот это и является проблемой, которую бы хотелось устранить в ближайшее время.

CNews: И все же, планируется ли подключить к интернету все ЛПУ?

Олег Симаков: Да, мы планируем подключить все лечебные учреждения к сети интернет. Я работал главным конструктором ГАС «Управление» в то время, когда реализовывался проект по подключению школ, и очень хорошо представляю проблемы, которые могут возникнуть на этом пути. Поэтому мы ставим перед руководством Минзравсоцразвития России и Фонда обязательного медицинского страхования  вопрос о том, чтобы расходы на информатизацию были дополнены плановыми затратами на оплату интернет-трафика. Таким образом, в отличие от школьного проекта, я надеюсь, нам удастся спланировать расходы не только на момент подключения, но и на время постоянной работы. В настоящее время уже существует часть регионов, самостоятельно решающих проблему доступа ЛПУ к интернету. Например, все медучреждения Тюмени, практически все ЛПУ Московской области, 80% ЛПУ Москвы имеют выход в сеть.

CNews: В октябре 2008 года на конференции «ИТ в медицине» вы представили проект создания Государственной информационной системы персонифицированного учета оказания медицинской помощи гражданам России. В соответствии с планами, эта система должны была начать внедряться в 2009 году, а полный ее запуск был намечен через три года. Расскажите об этой системе подробнее. Она предназначена только для сбора статистической информации или предусматривает и организацию обмена собственно медицинскими данными? Начались ли уже работы по ее созданию?

Олег Симаков: В этом году мы ставим перед собой цель разработать системный проект создания единой информационной системы персонифицированного учета оказания медицинской помощи гражданам России. Почему речь идет о системном проекте? Это необходимо для того, чтобы информационная система была сбалансированной, созданной не просто на столе в министерстве, а учитывающей мнение экспертов. Необходимо обсудить все «за» и «против», понять, какие риски могут возникнуть при создании каждой подсистемы и создать ресурс, эксплуатация которого была бы возможна в течение долгих лет, естественно, с периодической модернизацией или заменой технических и программных средств.

Основная цель создания этой системы - повышение эффективности и качества оказания медицинской помощи. В соответствии с этим меняется и модель получения отчетности - она должна быть целостной и достоверной, а для этого должна формироваться на основе первичной информации. Не скрою, что в настоящее время имеются факты, когда с помощью компьютерных технологий создаются талоны приема в амбулаторных учреждениях. Но если мы будем иметь возможность обрабатывать первичную информацию, то все попытки создания таких талонов и другие варианты искажения отчетности можно будет проконтролировать.

Таким образом, нам необходимо решить две основные проблемы. Первая – это связать лечебные учреждения с неким региональным ресурсом, в котором будет храниться деперсонифицированная информация о пролеченных больных, а также регистр медперсонала и паспорт ЛПУ. Вторая - создать в ЛПУ условия для внедрения медицинских информационных систем. В нашем собственном фонде алгоритмов и программ будут храниться типовые системы, а все остальное можно будет приобрести на открытом рынке. Кроме того, в каждое медучреждение будет поставлен минимальный комплект аппаратуры - один или два сервера и несколько компьютеров.

Когда мы говорили о 37 ПК, которые в среднем имеются в каждом российском ЛПУ, речь шла о персональных компьютерах, обладающих низким уровнем защиты от несанкционированного хищения информации. Я думаю, что при создании системы персонифицированного учета правильнее переходить на так называемого «тонкого клиента». Во-первых, его стоимость существенно ниже стоимости рабочей станции даже с учетом повышения требований к производительности сервера. Во-вторых, в таком случае значительно легче и дешевле обеспечить защиту обрабатываемых персональных данных, а на сэкономленные деньги доукомплектовать медучреждения необходимой компьютерной техникой.  

По нашим расчетам для крупного амбулаторного учреждения необходимо 35-40 компьютеров, для 500-коечной больницы – 110-130 компьютеров, для 1000-коечной - 150-180 компьютеров, колебания оценок зависят от структуры ЛПУ и сложившейся ситуации с автоматизацией управленческого персонала. С учетом того, что в стране около 50% медучреждений являются амбулаторными, для полного оснащения ЛПУ необходимой техникой необходимо увеличить средний показатель укомплектованности с 37 до 80-90 ПК, т.е. всего в 2 – 2,5 раза.

Таким образом, проблема компьютерного обеспечения  не столь существенна. Главное  - это создать единое (федеральное) информационное обеспечение и, прежде всего, нормативно-справочную информацию, а также систему обмена данными на основе каналов связи, обеспечить взаимодействие лечебного учреждения с региональным ресурсом. Такое взаимодействие необходимо по двум причинам. Во-первых, если мы говорим  о персонифицированном учете оказания медицинской помощи, то нам бы хотелось, чтобы вся информация об оказании медицинской помощи конкретному человеку в защищенном, деперсонифицированном виде была доступна из любой точки страны. На создание такой системы потребуется некоторое время, затем около 5 лет уйдет на то, чтобы все граждане появились в лечебном учреждении и при  желании, добровольно дали свое согласие на хранение информации в электронном виде. Если они не дадут такого согласия, то тем самым ограничат собственные возможности  по доступности медицинской помощи. Для них будет значительно сложнее не только пройти диагностику, но и получить помощь в другом учреждении. В случае оказания экстренной медицинской помощи специалисты не смогут узнать об имеющихся противопоказаниях, что значительно усложняет дело и увеличивает риски оказания эффективного лечения. Думаю, что для большинства населения такие риски станут аргументом, способствующим  согласию на автоматизированную обработку их персональных данных. Положительную роль должен сыграть и постоянно растущий уровень грамотности населения. Данные граждан, не давших письменного согласия, будут обрабатываться строго деперсонифицировано и исключительно для целей аналитики.

Все, кто дал согласие, получат возможность доставки их медицинских данных в ту точку, где они необходимы для оказания помощи. Источниками таких данных будут региональные ресурсы. Запрос на информацию о пациенте будет проходить через федеральный  информационный ресурс, в котором будет храниться не детальная, а обобщенная информация, позволяющая правильно его адресовать. Если запрос подтвержден соответствующими полномочиями, то он дойдет до ресурса, в котором хранится информация о конкретном пациенте, и необходимые данные в закрытом, зашифрованном виде отправятся по месту требования. По мере завершения лечения обновленная информация будет возвращаться по месту постоянного жительства пациента. Если он переедет, то история болезни отправится вместе с ним в информационный ресурс субъекта Российской Федерации по новому месту жительства гражданина.

Во-вторых, необходимо пользоваться единой для всей страны нормативно-справочной информацией для обеспечения создания единого информационного пространства в области здравоохранения и социальной сфере в целом с целью обеспечения доступности и качества оказания медицинской помощи.

Терминологически мне не очень нравится название  «история болезни». Подразумевается, что речь идет только о законченных клинических случаях. Я думаю, что правильнее говорить об электронной медицинской карте, в которой будет храниться вся информация от момента появления человека на свет, все его обращения за медицинской помощью, в том числе амбулаторной. Поэтому тот стандарт, который был создан в 2007 году, мне кажется, следует доработать в части уточнения терминологии. И от электронной истории болезни перейти к электронной медицинской карте, включающей в себя также информацию и об амбулаторных посещениях, и о диспансеризации.

После создания  системного проекта будут реализованы его подсистемы, а затем правильность этих разработок будет апробирована на базе 2-3 регионов. Создаваемая нами система  будет трехуровневая. Планируется разработка нескольких типовых решений для ЛПУ. Они делаются вне рамок проекта. Одно такое решение уже сделано в прошлом году в рамках «Электронной России», сейчас оно проходит апробацию в трех регионах. По результатам апробации мы сможем понять, может ли оно быть рекомендовано как типовое.

Нам бы хотелось получить в качестве типового решения еще 5-6 лучших систем, использующихся сегодня в ЛПУ. Что имеется в виду под «получить в качестве типового»? Имеется в виду, чтобы их разработчики передали неисключительные права Российской Федерации в лице Минздравсоцразвития  России на распространение и развитие этих систем с тем, чтобы ЛПУ могли выбрать между платными со свободного рынка и бесплатными для них системами из нашего фонда алгоритмов и программ. А затраты ЛПУ при внедрении бесплатной системы будут сводиться к ее кастомизации в рамках потребностей конкретного заказчика. Если в медучреждении уже внедрена информационная система, то у него существует выбор. Или разработчик этой системы дорабатывает ее до требований, которые мы открыто публикуем и утверждаем, или ЛПУ покупает новую систему, или внедряет типовое решение. Таким образом, мы стараемся максимально сохранить то, что наработано, учесть имеющийся опыт.

CNews: Какие усилия Минздравсоцразвития России намерено предпринять в целях ускорения процесса разработки стандартов в области здравоохранения?

Олег Симаков: Безусловно, необходимо переходить на типовые требования к форматам обмена информацией. Ответ на вопрос, какие конкретно это будут стандарты – HL7 версия 2 или 3 – тоже даст системный проект. Необходима глубокая всесторонняя проработка этой проблемы с учетом всех плюсов и минусов того или иного решения. В принципе, со свойственной российским специалистам самоуверенностью, можно разработать что-то собственное, но не хотелось бы. Для передачи рентгеновских и других изображений следует использовать стандарты мирового уровня, например DICOM.

CNews: Ранее вы занимали должность главного конструктора Государственной автоматизированной системы «Управление». Насколько опыт разработки ГАС «Управление» применим при создании информационной системы Минздравсоцразвития России?

Олег Симаков: Конечно, опыт разработки ГАС «Управление» существенно помогает мне в сегодняшней деятельности. В течение почти полутора лет я занимался мониторингом национальных проектов, и к настоящему моменту система мониторинга ПНП Здоровье развита настолько, что если в 2008 году команда административно-технической группы состояла из 70 человек, то в 2009 году мы планируем обходиться 10 сотрудниками. Это стало возможным за счет развития средств автоматизации. Кроме того, нам удалось почти в 5 раз уменьшить затраты на сам мониторинг.

Но это не значит, что в целом затраты снижаются. Необходимо развивать средства автоматизации. Основной проблемой сегодняшнего дня является то, что поставленные руководством задачи сбора и обработки какой-то новой дополнительной информации  технологически мы можем решить в лучшем случае через 3-4 месяца, даже если все формальные процедуры проведены. Хотелось бы создать автоматизированные средства, позволяющие решать новые задачи, прежде всего в рамках приоритетного национального проекта, в течение 1-2 суток, т.к. оперативность подготовки и обработки управленческой информации позволяет существенно повысить качество и эффективность реализации мероприятий ПНП Здоровье.

А еще больше хотелось бы, чтобы информационные потребности руководителей различных департаментов укладывались в первичную информацию, и не возникала необходимость изобретения новых показателей. Мы должны так организовать сбор первичных данных для персонифицированного учета, регистра медперсонала и паспорта ЛПУ, чтобы медучреждения больше не занимались подготовкой и вводом информации  для новых отчетов. Они должны выполнять свою работу по лечению граждан, по оказанию медицинской помощи, а мы, как орган управления, должны опираться на эту первичную информацию так продуманно, чтобы нам оставалось только формировать разные аналитические задачи, основываясь на имеющихся показателях.

CNews: Какие, по вашему мнению, приоритетные задачи должны быть решены в процессе информатизации сферы здравоохранения в России в ближайшие несколько лет?

Олег Симаков: Хотелось бы 2009 год посвятить, с одной стороны, эффективному, концептуально продуманному проектированию хранилища деперсонифицированной первичной информации, с другой стороны, разработке инструментальных средств, которые позволят формировать различные аналитические задачи не месяцами, а в течение одних-двух суток. Вот тогда и управление будет адаптивным, и ЛПУ не будут работать на чиновников и министерства, а сосредоточатся на пациентах, которые пришли за помощью. В идеале мы стремимся к тому, чтобы оплата из средств обязательного медицинского страхования, особенно при переходе на одноканальное финансирование, происходила следующим образом. Деперсонифицированная электронная запись об оказании помощи в рамках страхового полиса поступает из ЛПУ в региональное хранилище данных (информационный ресурс). По окончании отчетного периода руководитель ЛПУ формирует реестр счетов для страховых компаний одним нажатием кнопки со своего рабочего места  и подписывает электронной подписью.

В этом случае информация о пролеченных больных будет максимально достоверна, потому что в ее основе лежат первичные данные, а не заполненные вручную отчеты или сгенерированные талоны посещений. Появится возможность проверить информацию о каждом больном, посмотреть его диагноз и результаты анализов. Если человек находился в стационаре, можно будет выяснить сроки пребывания в медучреждении, связать процесс оказания помощи  со складом лечебного учреждения и получить данные о расходе медикаментов, расходных материалов и т.п.  Полагаю, что заниматься подтасовкой данных в такой ситуации значительно дороже, чем говорить правду.

Понятно, что для создания эффективной системы управления здравоохранением необходимы не только информационные технологии. Должны быть разработаны стандарты оказания медицинской помощи и нормативно-справочные документы, на основании которых впоследствии будут созданы те или иные программные решения. Но это не значит, что мы должны бездействовать.

Для того, чтобы начать автоматизацию, надо создать стандарты по ключевым, первоочередным заболеваниям, и таких заболеваний всего двадцать. В дальнейшем, действуя по аналогии, можно достаточно оперативно разработать недостающее. Кроме того, и работа в этом направлении уже ведется и курируется на уровне заместителя министра, необходимо выделить диагностически связанные группы (DRG-группы). И в дальнейшем опираться на оказание медицинской помощи, на оценку качества и стоимости оказания услуг через этот показатель. На DRG-группы переходит весь мир, существует позитивный и негативный опыт Америки, есть определенно позитивный опыт Австралии, есть очень позитивный опыт Австрии и Швейцарии, где тоже внедряются DRG-группы. Таких групп всего может быть около 600, и именно столько стандартов необходимо разработать. Кроме стандартов надо уточнить классификаторы и словари, и тут мы рассчитываем на ЦНИИ ОИЗ как на организацию, которая сможет это не только сделать, но и в дальнейшем сопровождать. Собственно говоря, без всего этого создать нормальную автоматизированную систему невозможно.

Но ее можно создавать параллельно. То есть запустить системный проект, начать программировать и параллельно получать необходимую информацию. Сроки подготовки этой информации – август-сентябрь 2009 года, и сейчас работа активно идет. Понятно, не все получается, но мы стараемся не слишком выбиваться из графика, не более, чем на месяц или два. Логика построения системы позволит нам к концу 2009 года создать прототип и возможно начать его тестирование в пилотных регионах. После внедрения в 2-3 регионах станут понятны достоинства и недостатки системы. В качестве пилотных регионов будут выбраны лучшие. На настоящий момент они еще не определены. Мы хотим, чтобы пилотное внедрение прошло максимально эффективно, и при выборе регионов будем ориентироваться на объективные показатели. 

Мне бы очень хотелось, чтобы к 2020 году, к моменту окончания реализации Концепции развития здравоохранения РФ, система работала полноценно. То есть во всех субъектах России, во всех ЛПУ были средства автоматизации для учета оказания медицинской помощи, при этом ввод информации для оказания медицинской помощи осуществлялся бы электронным образом. Региональные ресурсы хранили бы деперсонифицированную информацию, на основании которой формировались бы аналитические показатели, осуществлялась бы оплата по результатам, проводилась бы предварительная автоматизированная экспертиза.  А персонал лечебных учреждений занимался исключительно оказанием медицинской помощи, а не подготовкой многочисленных отчетов в различные инстанции.

Надеюсь, к этому времени медицинская наука разработает модели, которые позволят на основании деперсонифицированной информации делать выводы о том, каково состояние здоровья населения, и прогнозировать мероприятия по повышению качества этого здоровья.

CNews: Можно ли надеяться, что к 2020 году система персонифицированного учета заработает в полную силу?

Олег Симаков: Давайте попробуем посчитать. Оптимистичный прогноз сроков создания системы – 3,5-4 года, и если мы начнем работы в этом году, то закончим их ориентировочно к 2012 году. Что касается внедрения, то по мере продвижения вперед скорость этого процесса будет уменьшаться – на смену регионам-«отличникам» придут «троечники» и «двоечники». Таким образом, наиболее реальный срок внедрения системы – 5 лет.

На настоящий момент планируется внедрение системы за счет средств федерального бюджета во всех юридических лицах. Что касается 46 тысяч фельдшерско-акушерских пунктов (ФАПов), то их автоматизация – это уже задача регионов. Понятно, что в условиях экономического кризиса регионы будут очень сдержано вкладываться в информатизацию, и подключение ФАПов к системе произойдет несколько позже. Но в этом есть и плюсы, и минусы. Если заболевание серьезное, и человек попадает в стационар, то на него тут же заводится электронная медицинская карта. Если же он ходит только в ФАП, то с созданием электронной медицинской карты можно немного подождать. Тем более, что ФАПы расположены не в крупных городах, а в сельских населенных пунктах, где, скорее всего, будет превалировать осторожный подход к хранению электронной информации.

Еще 5 лет с момента последнего внедрения понадобится на то, чтобы все граждане страны хотя бы раз обратились за медицинской помощью и таким образом попали в автоматизированную базу данных. Установлено, что в среднем человек обращается в медицинское учреждение раз в 4-5 лет. Таким образом, постепенно к 2020 году мы сможем де-факто оказывать населению такую услугу как хранение информации об оказании медицинской помощи в электронном виде. Но, повторюсь, для того, чтобы система заработала в полную силу, люди должны быть заинтересованы в ней. Ведь она позволяет в любом месте иметь доступ к данным по организации лечения, и, соответственно, повысить его качество, уменьшить ошибки, причем ошибки не только при постановке диагноза, но и при  назначении лекарственных препаратов, особенно если речь идет о непереносимости каких-то средств. Система поможет оптимизировать выбор курса лечения, и при этом мы рассчитываем, что количество проводимых консультаций, дополнительных обследований и анализов существенно сократится за счет предотвращения дублирования процедур. Пациенты будут направляться на повторные анализы только в случае реальной необходимости. По данным министерства здравоохранения Самарской области 70 % УЗИ и компьютерной томографии  делаются без особой необходимости. А ведь каждое обследование – это деньги, это затраты обязательного медицинского страхования или конкретного человека.

CNews: Финансирование внедрения ИКТ в здравоохранении до настоящего времени не было предусмотрено отдельной  строкой. Можно ли ожидать изменений в этой области в ближайшее время?

Олег Симаков: На 2009 года финансирование ИКТ предусмотрено отдельной строкой. Кроме того, на согласовании находится постановление Правительства о финансовом обеспечении персонифицированного учета, которое сохраняет предыдущую сумму финансирования. Очевидно, что выделяемая сумма минимальна, и только после реализации пилотных внедрений можно будет понять, достаточна она или нет. При этом надо понимать, что в качестве пилотных выбираются регионы, которые оснащены лучше других и не нуждаются в предварительных значительных вложениях в инфраструктуру. Поэтому фактическая стоимость внедрения системы в них несколько ниже.

CNews: На последнем заседании Совета по развитию информационного общества в России президент Дмитрий Медведев отметил, в частности, что проблема информатизации медицины стоит в России очень остро: все истории болезней должны быть представлены в электронном виде. Были созданы 8 рабочих групп, которые будут отвечать за вопросы информатизации, в частности группа по внедрению ИКТ в здравоохранении и социальной сфере во главе с министром здравоохранения и соцразвития Татьяной Голиковой. Каких изменений в области информатизации здравоохранения можно ожидать в связи с созданием этой рабочей группы?

Олег Симаков: Рабочая группа уже создана. Сейчас мы планируем провести первое рабочее заседание, которое будет посвящено очень интересной теме – универсальной социальной карте (проведено 7.07.2009 – прим.ред.). Мы хотим заслушать опыт Москвы, Московской области. В настоящее время каждый гражданин России имеет в кармане несколько карт – это и карта ОМС,  и региональная социальная карта и мн.др. При этом социальные карты внедрены в 20 регионах, а в 60 идут работы в этом направлении. В тоже время, доказано, что переход от наличных к безналичным расчетам позволяет экономить значительные средства. Например, транспортное приложение социальной карты в Москве экономит 20 млрд. рублей в год. Пенсионный фонд ежегодно расходует около 40 млрд. руб на оплату услуг  Почты России по доставке пенсий.

Целесообразность внедрения социальной карты уже ни у кого не вызывает сомнений. Это необходимо в первую очередь для того, чтобы навести порядок в тратах. Тем более, что проект создания единой социальной карты можно совместить с проектом оказания персонифицированной медицинской помощи – существует достаточно много точек соприкосновения.

CNews: В настоящее время по поручению премьер-министра России Владимира Путина Минкомсвязи РФ приступает к разработке долгосрочной целевой программы «Информационное общество» до 2018 г. Она будет содержать план информатизации практически всех бюджетных отраслей - науки, образования, медицины и т.д., в том числе планы не только по созданию систем, но и по их поддержке. Какие задачи в области информатизации медицины, на ваш взгляд, могут быть включены в программу «Информационное общество»?

Олег Симаков: В настоящее время создается Совет главных конструкторов, в котором я, скорее всего, буду представлять Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Председателем Совета будет министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев.

Что касается Минздравсоцразвития России, то мы собираемся создавать вычислительный ресурс, на котором будут полноценно работать наши регистры. До настоящего времени министерство пользовалось возможностями ОГИЦ, а для прототипирования использовало медицинский сегмент ГАС «Управление». До конца 2009 года мы планируем создать полноценный Удостоверяющий центр с возможностью выдачи сертификата ЭЦП.

Одновременно мы работаем над информатизацией деятельности центрального аппарата Министерства. На данный момент полностью автоматизирован контроль исполнения документов. В ближайшее время должен состояться конкурс на внедрение системы электронного документооборота. Надеюсь, что с 1 января 2010 года министерству удастся перейти преимущественно на электронный документооборот. Что касается взаимодействия с другими ведомствами, то мы обратились в ФСО России с просьбой интегрировать систему Минздравсоцразвития России с системой межведомственного электронного документооборота.

В ближайшее время планируется объявить о конкурсе на разработку типового решения по дополнительному лекарственному обеспечению. При этом мы рассчитываем, что закладываемые в него требования будут актуальны и в случае перехода на лекарственное страхование. Дело в том, что сейчас в каждом регионе существует собственное решение по ДЛО, и объединить эти данные не представляется возможным. Мы намерены сформулировать типовые требования и предложить регионам или доработать имеющееся ПО, или воспользоваться типовым решением.

CNews: Какие, по вашему мнению, приоритетные задачи должны быть решены в процессе информатизации сферы здравоохранения в России в ближайшие несколько лет? Как, по вашим оценкам, повлияет финансовый кризис на процесс информатизации российского здравоохранения? Будут ли секвестированы расходы на ИКТ?

Олег Симаков: В июле 2009 года запускается первая очередь информационно-аналитической системы Минздравсоцразвития. В рамках этого решения мы получим первые элементы будущей системы персонифицированного учета. На начальном этапе, пока у нас нет возможности получения данных непосредственно из ЛПУ, источниками информации будут служить регистры. Например, регистр по семи нозологиям. В нем содержатся сведения о лекарственном обеспечении 50 тысяч человек. Государство выделяет на этих пациентов, страдающих 7 тяжелыми заболеваниями, примерно 1 миллиард долларов, и очень важно, чтобы эти средства были потрачены не зря. Специалисты из профильного департамента, курирующего это направление, сталкиваются с тем, что сроки годности дорогостоящих лекарств проходят, и их приходится списывать. Создаваемый регистр поможет существенно снизить такие потери.

В ближайшее время будет введен в эксплуатацию регистр оказания высокотехнологичной медицинской помощи, который поможет управлять квотами на такие услуги. На сегодняшний день в нем содержатся сведения о более чем 200 тыс. фактах оказания высокотехнологичной помощи пациентам, давшим согласие на автоматизированную обработку своих данных. Регистр поможет нуждающимся самим контролировать сроки плановой госпитализации, а министерству в течение 1 дня получать любые аналитические показатели.

Хочу отметить, что после создания системы персонифицированного учета данные, о которых мы только что говорили, будут обрабатываться не на федеральном, а на региональном уровне. То есть, обращение к регистрам – это временное решение для отработки тех или иных технологий. Сейчас отрабатывается технология регистра по инсультам, так называемого клинического регистра. В 12 регионах начинается его пилотное внедрение, которое должно завершиться к сентябрю. После этого у нас будет вся необходимая информация для того, чтобы в 2010 году подключить еще 12 регионов. Таким образом, регистры постепенно будут вливаться в общую систему. Мы определимся с составом полей, в которые надо вводить информацию, создадим классификаторы и таким образом, опережая разработку системы персонифицированного учета, сделаем часть работы на средства центрального аппарата Минздравсоцразвития России. Я сторонник револьверных схем - сделал первый шаг, получил эффект, затем сделал следующий.

Одна из важнейших работ, который мы сейчас занимаемся, - это создание регистра медицинского персонала. В настоящее время в здравоохранении работает более 1 миллиона человек. Попытка создания регистра медработников, содержащего информацию о выплатах, предусмотренных в рамках национального проекта «Здоровье», уже была предпринята Росздравнадзором. К сожалению, не вся информация, внесенная в этот регистр, оказалась корректной. В настоящее время ведение этого регистра передано на уровень субъектов Федерации.

Цели создания нашего регистра совсем другие. Это попытка создать полноценный информационный ресурс по всем подготовленным в России специалистам-медикам. Мы собираемся собрать информацию из всех государственных и негосударственных медицинских учреждений, а также охватить вниманием профильные учебные заведения - 450 училищ и колледжей, 55 вузов и 5 университетов или вузов повышения квалификации. Благодаря такому регистру мы сможем связать каждого специалиста с номером его диплома, разработать индивидуальную программу повышения квалификации. Мы договорились с производителями бухгалтерского и кадрового программного обеспечения 1С и «Парус» о том, чтобы производить первоначальную выгрузку данных  в регистр из этих систем. Конечно, часть информации все-таки придется вводить вручную, но это значительно проще, чем проделывать всю работу «с нуля». Известно, что в России существует некоторый перекос структуры медицинского персонала в сторону чрезмерного числа работников с высшим образованием в ущерб сотрудникам среднего уровня. Создав такой регистр, мы получим возможность планировать подготовку и повышение квалификации тех или иных специалистов, а также поймем, сколько людей, окончив очень дорогой, с точки зрения образования, медицинский вуз, уходит из медицины.

Еще одним элементом, который мы будем запускать в ближайшее время, является  паспорт оснащения ЛПУ, затрагивающий, в том числе, вопросы энерговооруженности и энергобезопасности. Для создания такого паспорта необходимо разработать стандарты оснащения медучреждений и одновременно определить поля для сбора первичных данных, на основании которых впоследствии можно будет подсчитать амортизацию, износ зданий  и оборудования и т.п., а затем с учетом этих параметров перейти к оценке реальной стоимости лечения. После анализа этих данных станет понятно, что правильно – не смотря ни на какие затраты сохранять лечебные учреждения в малонаселенных местностях или пойти по пути укрупнения ЛПУ.

Паспорт оснащения ЛПУ требует постоянного пересмотра - возникают новые технологии, новые методологии лечения, новое оборудование, и мы не можем сегодня существовать с теми стандартами, которые были 20-25 лет назад.  Более того, очень часто, в том числе и в рамках национальных проектов, при поставках оборудования мы забываем о том, что ключевым элементом является его эксплуатация, и стоимость расходных материалов порой составляет до 20% от стоимости самой техники. А отсутствие расходных материалов приводит к тому, что оборудование либо не используется совсем, либо используется с риском для здоровья пациентов. Наличие подобной информации позволит планировать расходы на эксплуатацию.

Первичное заполнение паспортов оснащения ЛПУ будет происходить путем выгрузки данных их бухгалтерских программ. Технические параметры мы надеемся автоматически получить из соответствующих баз данных на основании марки и серийного номера техники. Таким образом, мы стараемся сделать все для того, чтобы использование информационных технологий было максимально комфортно для пользователей.

Мы начали работы по созданию регистра санаторно-курортного лечения, который должен быть сопряжен с регистром оказания высокотехнологичной помощи. С его помощью будут учитываться реабилитационные мероприятия, проводимые в 50 санаториях, подчиняющихся непосредственно Минздравсоцразвития.  Кроме того, создается регистр учета диспансеризации детей-сирот и детей, находящихся в трудных жизненных ситуациях. Он должен быть введен в эксплуатацию в сентябре 2009 г.

Сейчас мы объявляем конкурс на развитие системы Федерального портала управленческих кадров. Надеюсь, это будет любимый портал всех кадровых служб. С одной стороны, те, кто хочет быть государственным служащим, смогут оставить там анкету. С другой стороны, в закрытой части портала кадровые службы смогут рекомендовать своих служащих, причем речь идет не только о федеральных чиновниках, но и о представителях регионов. На портале будет существовать возможность ассоциативного поиска, который гораздо сложнее, чем просто поиск по параметрам возраст, специальность, пол. Например, можно будет задать вопрос, кто мог бы быть послом в такой-то стране? И получить подборку резюме людей, имеющих соответствующий опыт. Мы надеемся таким образом снять проблему протекционизма при приеме на работу госслужащих. Вторая задача портала - это методологическая поддержка  кадровых служб. Хотелось бы, чтобы здесь они могли найти ответ на любой вопрос, связанный с государственной службой. Кроме того, мы договорились с пятью ведущими вузами о том, что они будут предоставлять информацию о существующих у них курсах повышения квалификации, факультетах госслужбы и т.д.

Что касается влияния финансового кризиса на процесс информатизации отечественного здравоохранения, то расходы на систему персонифицированного учета разумно сокращены с учетом того, что мы не начнем работы по созданию системы до тех пор, пока не решим массу идеологических вопросов, связанных не с ИТ, а, например, с обязательным медицинским страхованием. В настоящее время проходит согласование закон об обязательном медицинском страховании, и до того, как он будет утвержден, начать разработку невозможно. Поэтому сокращение финансирования в этом году в какой-то мере хорошо.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS