[an error occurred while processing this directive]

Обзор подготовлен

версия для печати
Умный дом: как идеи Жюля Верна претворились в жизнь?

"Умный дом": как идеи Жюля Верна претворились в жизнь?

Современный уровень развития технологий автоматизации и информатизации кардинально изменил наше представление о среде жизнедеятельности. Повсюду окружают сотни тысяч разного рода датчиков, автоматических устройств, камер наблюдения. Новейшие технологические решение стремительно проникают уже не только в офисы, но и в дома, становясь неотъемлемой частью существования человека. Однако потребовалось немало времени и усилий, чтобы сюжеты из научной фантастики "перекочевали" в реальность.

Сама по себе идея "интеллектуального здания" не нова. Мечтать о том, чтобы роль прислуги выполняли роботы, начали еще задолго до открытия электричества. Безумные же для своего времени фантазии Жюля Верна и вовсе перевернули представления о возможностях автоматизации помещений. Надолго символом проникновения прогресса в повседневную жизнь стал знаменитый роман Рэя Бребери "451 по Фарингейту": телеэкраны во всю стену, "умные" холодильники, преклонение перед техникой. Наконец, в 1997 году на экраны вышел фильм Люка Бессона "Пятый элемент", в котором ярко представлена полностью роботизированная реальность. Все эти творения искусства объединяет одно — их авторы лишь максимально гипертрофировали технические и социальные реалии своих дней.

Сегодня представители компаний-интеграторов, занятых автоматизацией помещений, предлагают разные концепции "интеллектуального здания", однако все они сходятся в одном — системы в таком здании должны быть полностью интегрированы друг с другом и легко менять сценарии действия. Как известно, смысл терминов меняется в зависимости от внешних условий. Как рассказал Алексей Тимаков, управляющий директор компании "АРМО-Групп", на заре информатизации в России, где-то в середине 1990-х годов,  "умным" смело называли крупный офис, оборудованный локальной сетью и большим компьютерным парком. В то же время еще в 1970-х годах американским Институтом интеллектуального здания (The Intelligent Building Institute Of US, Вашингтон) было предложено понимание ИЗ как здания, обеспечивающего продуктивное и эффективное использование рабочего пространства благодаря оптимизации его четырех основных элементов: структуры, систем, служб и управления, а также взаимодействия между ними.

С тех пор многое изменилось. Появились новые решения, открылись ниши, о которых ранее никто и не думал. Сложилось три мировых центра с наиболее стремительными темпами развития процесса "интеллектуализации" жилой и коммерческой недвижимости: США, Европа и Япония, то есть наиболее богатые и передовые регионы, при этом наиболее зависящие от поставок энергоносителей. Не случайно, именно в 1970-х годах, в период мирового нефтяного кризиса, и именно на Западе заговорили об "умных зданиях".

Что же касается нашей страны, то и в России велись разработки в области "интеллектуальных" систем, в том числе и для помещений. В 1970-1980-х годах над этой проблематикой работали целые НИИ, однако о результатах данных изысканий известно немного, ибо их заказчиками была в основном "оборонка". Таким образом, определенный потенциал здесь был наработан, однако в гражданских целях его почти не использовали. В отличие от многих других передовых стран, где коммерческая составляющая "гражданки" была одной из основных движущих сил исследовательских проектов, связанных с "интеллектуализацией" зданий и сооружений. Так, вслед за американским Институтом интеллектуального здания подобные, совершенно "мирные", структуры начали открываться в странах Европы и Азии.

К настоящему моменту сложилась и своеобразная периодизация истории зданий с "интеллектом", в соответствии с которой принято выделять три этапа. Первый — до 1985 года, когда главное требование к оборудованию Hi-Tech-здания заключалось в автоматическом исполнении им некоторых функций (двери на фотоэлементах и т.п.). Второй — с 1985 по 1991 год, когда "умные" системы должны были отвечать неким изменяющимся алгоритмам, то есть обладали возможностью перепрограммирования. На этом этапе появилось понятие "сценарий функционирования аппаратуры". Наконец, третий этап — с 1991 года по сей день, когда системы действуют сообща и способны самостоятельно реагировать на новые требования.

Первые шаги

История автоматизации систем зданий неотделима от технического прогресса. Как отметил Игорь Кривопуск, директор департамента инженерных систем Computer Mechanics, "умнеть" здание начало сразу, как только в нем стали появляться какие-то провода, то есть "электрические" технологии. Далее, значимой вехой стала интеграция всех систем в одну для последующей организации управления ею из единого центра.

"Современные решения в области автоматизации зданий во многом являются эволюцией систем диспетчеризации, которые использовались и несколько десятков лет назад", — добавляет Виктор Гутман, технический директор компании "ИнтернетДом".

Первый пик популярности "интеллектуальных домов" (точнее — их прообразов) пришелся на начало 1980-х годов и был инициирован американскими компаниями-производителями электрической техники, которой к тому времени стало возможно управлять. Примечательно, что в ходе рекламных кампаний технологии тех лет преподносились как возможность сэкономить средства на эксплуатации оборудования, хотя новинки мало что умели и стоили при этом довольно дорого, а потому массового спроса создать так и не удалось.

Тем не менее, уже в 1985 году к теме "интеллектуальных зданий" обратились вновь. Все началось со статьи в ноябрьском номере Engineering Digest, описывающей как старые конструкции и инженерные системы могли бы быть использованы в умном здании. Fortune, Forbes и Business Week ухватились за идею и мгновенно ее популяризировали. Осуществились и первые серьезные проекты. В частности, Рокфеллер-центр создал телекоммуникационное решение, объединившее 19 своих зданий в Нью-Йорке. С этого момента начинается массовое проникновение "интеллектуальных" технологий в здание.

Эволюция "интеллекта" в России

Точкой отсчета процесса распространения технологий "интеллектуального здания" в России можно считать 1974 год, когда американская компания Honeywell открыла в СССР свое представительство (разумеется, если не считать еще более ранних разработок в этой сфере, производившихся советскими НИИ для нужд "оборонки"). Современный же период развития технологий "умного здания" в России начался в середине 1990-х годов, когда нашу страну "взяли в оборот" ведущие мировые вендоры, когда стали набирать обороты российские компании-инсталляторы "интеллектуальных" систем, да и сами технологии к тому времени существенно усовершенствовались, сделались более доступными. И самое главное — появились заказчики. Первые из них были из числа частного сектора, немногим позже "подтянулся" и корпоративный. Однако и тут, и там клиент редко разбирался в представленных на рынке предложениях, не было у него и каких-либо четких требований к проекту, обычно он действовал по принципу "делайте, как считаете правильным".

По словам Виктора Гутмана, сказать, что в таком-то году "интеллектуальных зданий" в России не было, а в таком-то году они появились, нельзя. Это был постепенный процесс, когда интеграторы усваивали новый опыт, обретали необходимые компетенции. Создание "интеллектуального" комплекса — технологически чрезвычайно сложный процесс, сопряженный с решением множества проблем, причем не только технического, но и организационного характера.

Большинство же известных сегодня на рынке "умных" систем компаний пришли на него из других, хотя и близких, бизнес-сфер. Часть из них занималась системной интеграцией, прокладкой локальных сетей, другие переквалифицировались в инсталляторов "интеллекта" из поставщиков компьютерной и сетевой аппаратуры. Логичным новый бизнес стал для компаний, занятых в сфере телекоммуникаций. Некоторые ранее имели дело с системами электронной безопасности.

Катализатором строительства "интеллектуальных зданий" в России стало открытие в нашей стране крупными иностранными компаниями своих постоянных представительств. Они принесли с собой не только деньги, но и новые стандарты, в том числе и качества офисного пространства. В конце 1990-х годов автоматизировать новые деловые комплексы доверили российским интегратором, что явилось серьезной проверкой их компетентности. Одним из первых подобных проектов высокоавтоматизированных зданий стала "интеллектуализация" московской штаб-квартиры концерна "ТНК-BP", проведенная компанией "АРМО-Групп". Инсталлятор реализовал здесь единую систему диспетчеризации для управления всем инженерным оборудованием, автоматизировал системы водоснабжения, кондиционирования, электроснабжения, безопасности, связи и пожаротушения. По словам Алексея Тимакова, базой для технической реализации проекта послужили уже апробированные решения, распространенные в США. Тем самым обеспечивался должный уровень качества, и иностранным совладельцам СП не пришлось привыкать к нестандартным подходам.

Вслед за представительствами зарубежных корпораций потянулись и российские компании. Среди крупнейших подобных проектов: штаб-квартиры РЖД, Газпрома, диспетчерский центр Московской энергосистемы ЕЭС России и т.д. По тем же высоким стандартам сегодня автоматизируются крупные торгово-развлекательные центры, жилые комплексы бизнес-класса. И, пожалуй, апофеозом данной тенденции стали ведущиеся в настоящий момент работы по автоматизации и информатизации высоток "Москва-Сити".

В частном секторе развитие технологий "умного дома" в России начиналось с интеграции управления системами домашнего кинотеатра на одном обучаемом пульте. Далее востребованным оказался "умный" свет, настраиваемый комплекс сценариев освещенности, контроль водо- и энергоснабжения. И, наконец, сегодня существует целый набор автоматизированных функций, в который, помимо перечисленного, входят охранные решения и мультирум. Развитие "интеллектуальных" систем в частном секторе было обусловлено теми же причинами, что и в корпоративном сегменте. Согласно мнению Виктора Гутмана, это стремление уменьшить потребление электричества и тепла (для больших по площади коттеджей это существенные суммы), повысить уровень безопасности и комфорта.

Резюмируя специфику развития в России "интеллектуальных зданий" и "умных домов" за последние 10 лет, можно отметить, что, с одной стороны, появились крупные отечественные интеграторы, способные вести серьезные комплексные проекты, увеличилась сложность последних, открылись новые ниши, пришли ведущие мировые вендоры. С другой стороны, изменился и сам потребитель решений. Как полагает Михаил Трифонов, глава представительства Delta Controls в России, заказчик сейчас стал более грамотным; он умело анализирует рынок, поставщиков, решения. В настоящий момент заказчик задумывается не только о стоимости внедрения "интеллектуальных" систем, но и о стоимости владения ими, об их общей эффективности. Сегодня российский заказчик уже знает, чего он хочет — и само по себе это значительный прогресс.

Сергей Ильин

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS