[an error occurred while processing this directive]

 
При поддержке
Тарио

Герман Мызовский: Предложите нам разумные правила и заставьте их выполнять

Герман МызовскийНа вопросы CNews о состоянии и перспективах развития российского рынка телекоммуникаций отвечали представители компании Tario Communications: технический директор Валерий Костюнин, ведущий специалист Герман Мызовский и директор по развитию Борис Болунденков.

CNews: Какие события на российском телекоммуникационном рынке в 2004 году вы бы отнесли к наиболее важным и почему?

Герман Мызовский: Для меня, пожалуй, самым интересным событием 2004 года был «мозговой штурм» на 9-ой конференции по IP-телефонии и IP-коммуникациям, затрагивающий вопросы регулирования и лицензирования этого сегмента рынка. На этом мероприятии прозвучали самые разные доводы в пользу различных моделей регулирования. Один из основных выводов, озвученных Алексеем Рокотяном, вице-президентом компании «ТрансТелеКом», заключался в следующем: если в результате появления нормативного документа одни ходят довольные, а другие — нет, то это плохо. Потому что недовольными должны быть все.

Видео-материал

Что является главным событием 2004 года на российском рынке телекоммуникаций? Разумеется, принятие закона «О связи». Даже, скорее, формат, в котором он был принят, и как печально все это в течение года происходило. Когда люди не могли получить от государства разрешение на запуск нового телеком-проекта. А те, кто продлевал на полгода действующую лицензию, находились в «подвешенном» состоянии.

Как известно, после принятия закона «О связи» регулятору нужно было подготовить еще более трех десятков подзаконных нормативных актов, из которых к концу 2004 года вступили в силу только четыре, а рассмотрение остальных было перенесено на 2005 год. С одной стороны, если рынок при этом развивается, это, в какой-то степени, даже хорошо. Если отрасль может работать без законов, может быть, это и к лучшему. Но это не наш путь. Таким образом, знаковым событием я считаю все-таки принятие закона «О связи», который не повлиял на состояние дел настолько, насколько должен был повлиять.

Кроме того, на наших глазах происходит удивительная история с мобильной связью, когда ее пользователями стали уже почти 100% москвичей. В первую очередь, этот результат напоминает о небывалых темпах роста и проникновения, характерных для телекома в целом. Если какая-то перспективная технология еще не нашла своего потребителя, значит, она станет популярной завтра. Так было и с модемным интернетом, и с домашними сетями, и с ADSL.

Наша задача — не только развивать новые технологии, но и заниматься их коммерческой популяризацией. Такой любопытный момент. Недавно я поинтересовался статистикой по звонкам наших абонентов за одни сутки. Оказалось, что лишь один абонент из десяти использует свой мобильный телефон для звонков по карточке IP-телефонии. Люди либо совсем никогда не звонят с мобильных телефонов по межгороду, во что невозможно поверить, либо мы плохо объяснили, что можно пользоваться карточками не только со стационарных телефонов. Поэтому в инструкции по использованию нашей карты мы жирным шрифтом специально выделили, что по ней можно звонить и с мобильных телефонов тоже…

CNews: С чем, по вашему мнению, было связано отсутствие IP-телефонии в предварительном списке лицензируемых услуг? Было ли это результатом «подковерной» борьбы участников рынка или, скорее, случайной ошибкой Мининформсвязи?

Герман Мызовский: Этот вопрос вызывает у меня наибольшее удивление. Может быть, я не в курсе, какой статус сейчас у IP-телефонии? Что-то приняли?

CNews: В начале ноября 2004 года в СМИ проходила информация о том, что Мининформсвязи, наконец, внесет в правительство проект перечня услуг связи, подлежащих лицензированию. Согласно ему, операторам не надо будет получать отдельную лицензию на предоставление услуг IP-телефонии, как это предлагалось министерством ранее. Для предоставления этих услуг операторам по-прежнему достаточно будет только лицензии на телематику.

Герман Мызовский: Нет, насколько я понимаю, ситуация иная. Отсутствие IP-телефонии в перечне лицензируемых услуг означало следующее. Если люди занимаются передачей голоса, значит, они являются операторами телефонной связи со всеми вытекающими отсюда последствиями. Другое дело, что технология нестандартная. Но IP-телефония — теперь уже не телематическая услуга.

CNews: Тогда, похоже, в Мининформсвязи еще не до конца определились с планами насчет IP-телефонии, и, возможно, она по-прежнему включена в список подлежащих лицензированию услуг связи?

Герман Мызовский: По-моему, ничего в этом отношении не изменилось. Что касается вопроса лицензирования, то моя позиция такова: мы считаем себя телефонистами, а не кем-либо еще. Большинство пользующихся нашей услугой людей не представляют себе, как связаны телефонная карта и интернет. Что такое интернет — тоже никто толком не знает. У них есть телефон, им объяснили, как переводить его в тоновый режим, набирать какое-то количество цифр и т.п., и эти сложности — неизбежная плата за более низкие тарифы на связь. Где здесь интернет?!

В плане регулирования IP-телефония распадается на две позиции. С одной стороны, это сертификация IP-оборудования, подключаемого во взаимоувязанную сеть связи России. С другой — собственно телефонная услуга, которая лицензируется и с которой мы приходим к нашему абоненту. Для него мы, безусловно, телефонисты. В конце 2004 г. МГТС предложила услугу IP-телефонии по кредитной схеме, без всяких карточек. В том, что услуги МГТС — телефонные, сомневаться не приходится.

CNews: Другими словами, вы представляете телефонные услуги, а каким образом это осуществляется, с помощью каких технологий, — это никого не волнует?

Герман Мызовский: Да. Но тут возникает коллизия, которая обсуждалась на «мозговом штурме», о котором я уже упоминал. Междугородные телефонисты ядерной державы должны удовлетворять очень строгим требованиям. Телефонная связь — технология «двойного назначения». Даже компания «ТрансТелеКом» не хочет быть телефонистом. Потому что частной компании не под силу полностью соответствовать традиционным стандартам.

Видео-материал

С другой стороны, на наших глазах происходит т.н. paradigm shift — смещение представления об услуге. В современной истории таких случаев было два. Сначала телеграф/телефон, теперь телефон/IP-коммуникации. Операторы связи прекращают использовать традиционные телефонные станции и начинают устанавливать другие. Они перестают пускать голос по выделенным каналам в пользу пакетных сетей передачи данных. По своим масштабам этот процесс сравним разве что с переходом от телеграфа к телефону.

Давайте разберёмся в этой теме. Что у нас — paradigm shift или ядерная держава? Почему нельзя изменить представление о телефонисте? Может ли он отказаться от гособоронзаказа, но все равно предоставлять услугу?

Дайте нам право нести имя телефониста и соответствующим образом нас отрегулируйте. Задача состоит в том, чтобы все подзаконные акты были приняты. Пусть они будут приняты. Там будет сказано, что мы телефонисты, и нас надо к чему-то обязать. Но только не надо требовать от нас каналы тоновой частоты «в чистом поле». Потому что это может сделать только «Ростелеком» и только за государственные деньги. Главное — предложите нам разумные правила и заставьте их выполнять. Любой вариант работы с лицензией нам нравится, если он исполняется и не задуман для регулирования «в ноль».

Наша услуга все равно нужна некоторым категориям населения. Это еще и рабочие места, кстати. А телеком сейчас развивается такими темпами, что денег хватает всем. Cтруктуры, которые связаны с традиционной телефонией, показывают очень высокий рост, в частности, по междугородной и международной связи. И лишние скандалы, недовольство — это никому не нужно. Смысл регулирования не в том, чтобы деньги упорядочить, — нужен элементарный контроль на сетях.

На самом деле, все упирается в контроль и безопасность. По крайней мере, формально это так. Сдать в эксплуатацию стандартную телефонную станцию без сертифицированной «полицейской функции», без СОРМа невозможно. И с этим никто не спорит, во всех городских телефонных станциях есть эта функция. В IP-телефонии этого не было. И реализовать это крайне сложно «из конца в конец», потому что этих концов просто нет. Если сейчас внимательно почитать Правила присоединения, размещенные на сайте Мининформсвязи, там речь идет не о монополизации, а о седьмой зоне всемирной нумерации. Те звонки, которые «поднимаются» или «приземляются» на городской нумерации, должны попадать в России под контроль.

В этом случае с точки зрения технологических особенностей существуют две позиции. Первая — междугородний звонок нельзя осуществить, если неизвестен номер вызывающего. Если человек набирает «восьмерку», то он уже известен. Если этот номер неизвестен, то в традиционной телефонии совершить междугородний звонок невозможно. А в IP-телефонии можно, по крайней мере, пока. Таким образом, первая задача для того, кто «поднимает» телефонный звонок из сети (инициирующая сторона), — узнать номер звонящего.

Вторая часть — терминация звонков. Это, по сути дела, совершенно другая лицензия и совершенно другие требования. Самые большие нарекания вызвало то, что оператор, решивший заняться международной и междугородной связью, должен для начала иметь присутствие во всех 89-ти регионах. Попутно, он не имеет права отказать в подключении и должен реализовать СОРМ по полной программе.

Идея заключалась в том, что узел терминации — самое удачное место для развертывания СОРМа. Однако у контролирующих органов нет никакого желания работать с большим количеством небольших региональных операторов. У них будет разное оборудование, потребуется сертификация и контроль альтернативных разработок СОРМа… Им бы хотелось работать с несколькими крупными операторами, у которых будет более весомое положение на рынке связи.

Таким образом, мне кажется, что идея регулирования IP-телефонии состоит именно в реализации контроля, а не в создании благоприятных условий для традиционных операторов связи. Введение жестких мер позволит решить, как минимум, две задачи — реализовать СОРМ и формализовать контроль качества связи.

CNews: Как вы оцениваете перспективы услуг на базе VoB (Voice over Broadband) в России? Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы добиться «критической массы» широкополосных подключений, на основе которых можно развивать голосовые сервисы?

Герман Мызовский: Самый неприятный сюрприз — это то, что подобные услуги, кем бы они ни предоставлялись, сделаны не для «рядового» пользователя. Настройка оборудования, его конфигурация часто требуют очень серьезных усилий со стороны технических специалистов.

Например, в США эти проблемы решаются следующим образом. Если не получается установить связь напрямую, на территории у провайдера размещается устройство, которое пропускает через себя голосовой трафик. Конечно, это неправильно и неэффективно, когда весь голос идет через компанию, которая должна только деньги считать. Но мы пока не доросли до уровня США. Нам накладно пропускать через себя и российский, и международный трафик только ради того, чтобы у клиента зазвонило. И чем шире будет предоставляться услуга, тем это будет накладнее и нам, и клиенту.

Так что пока у нас это, к сожалению, сделано не для людей, особенно в т.н. «домашних сетях». Пока услуги Voice over Broadband можно развернуть только в стенах таких компаний, как наша, где есть и технические специалисты, и соответствующая инфраструктура. Я не знаю, когда произойдет формирование «критической массы» пользователей Voice over Broadband. Широкополосный интернет, в той части, где он ориентирован на людей, — это удобный доступ к почте и Всемирной паутине. О голосовых услугах, да еще в товарных количествах, речь пока не идет.

CNews: Другими словами, основная проблема Voice over Broadband — это не отсутствие достаточного числа широкополосных подключений к интернету, а именно сложность настройки оборудования и ПО?

Герман Мызовский: Да. Когда люди сталкиваются с определенной проблемой, они начинают искать для нее «убийственное приложение» (killer application), которое одним махом все решит. Мы тоже постоянно ищем. Но на имеющихся «домашних сетях» это пока сложно.

Однако в США и Японии эта технология работает практически всегда и везде. А значит, будет работать и у нас, пусть и не сразу. «Мы такие же, только хуже». И эта фраза очень точно характеризует сегодняшнее состояние нашего широкополосного интернета.

CNews: Однако в масштабах всей России доля широкополосных подключений к интернету очень мала. Достаточно, к примеру, отъехать километров двести от столицы — и все…

Герман Мызовский: Можно отъехать и дальше. Скажем, в Мурманской области дела с широкополосным интернетом обстоят очень даже неплохо. Эти услуги вполне конкурентоспособны по сравнению, например, со старым вариантом «Точки.Ру». Конечно, не со СТРИМом, который предполагает неограниченный доступ за разумные деньги. Но не будем забывать, с какими темпами идет рост.

В тот момент, когда в Москве проникновение сотовой связи было 50%, в Мурманской области спрашивали, в чем разница между мобильной и сотовой связью. Потому что проникновение там было нулевое, а сейчас у многих есть мобильные телефоны.

Связь, как и все информационные технологии, растет очень быстро. И даже пугающе быстро. Уже все люди, которые хотели получить доступ в интернет, его получили, или хотя бы получили такую возможность. Так что проникновение широкополосных подключений в каком-либо варианте — дело недалекого будущего. Поэтому мы и занимаемся такими вещами, как SIP ID и Wi-Fi. Это то, что будет развиваться в дальнейшем.

На пике сейчас находятся различные IP-коммуникации. Что мы можем предоставить человеку, чтобы он не только разговаривал по телефону, если имеющаяся у него инфраструктура позволяет делать ему что-то большее. Надо ему что-то предложить. Поэтому мы сейчас ищем новые решения. В нашем случае, это называется словом SIP ID.

Мы полагаемся при этом на следующее. С одной стороны, это наше твердое убеждение, что с широкополосным интернетом произойдет то же самое, что и с мобильной связью, может быть, не в том объеме. Потому что разговаривать по телефону на улице нужно всем. Мобильные телефоны опережают интернет и за счет доступности, и за счет спроса. А спрос был колоссальный.

То, что мы предлагаем, — здесь все наоборот. Предложение рождает спрос. Не было такой услуги, но она была придумана. И после этого мы начали искать спрос. Разъяснять операторам «домашних сетей» и их клиентам смысл и привлекательность нового сервиса.

Широкополосный интернет ожидает долгий и значительный рост. Человек, который когда-либо уже пользовался интернетом по коммутируемому доступу, уже к интернету привык. И если ему однажды предложат широкополосное подключение за 15 долларов в месяц, он, по крайней мере, задумается. Если за адекватные деньги будет предложена качественная услуга, то она будет, безусловно, востребована.

CNews: Количество российских абонентов-пользователей услуг SIP ID (внутрисетевой телефонный номер) и Wi-Fi VoIP, по-видимому, еще очень невелико. Какова их доля в общем числе абонентов TARIO?

Герман Мызовский: Об этом говорить еще рано. Доля пока незначительна. Техническая возможность уже реализована. Но сложности, с которыми человек встретится в настоящее время при подключении, сопоставимы с теми выгодами, которые он от этого получит.

CNews: Что можете сказать по поводу успехов сервиса Free Web Call? Каковы его преимущества по сравнению с традиционными 800-ми номерами?

Видео-материал

Герман Мызовский: Этот сервис вполне работоспособен. Преимущество его вполне очевидно: можно организовать дозвон откуда угодно, на тот ресурс, на который вы хотите принять звонок. Эта услуга достаточно простая. Например, на нашем сайте сейчас организован Free Web Call на телефон 755–5755 — это последний выпуск новостей «Эхо Москвы». Из любой точки мира можно заказать звонок: ввести свой номер телефона, нажать определенную кнопку и через несколько секунд услышать последний выпуск новостей. Причем, с клавишами повтора и паузой.

Проблема 800-х номеров заключается в том, что в России нет широкой практики их использования, поэтому и перспективы этой услуги не совсем понятны. В отличие от нее, услуга Free Web Call рассчитана на тех людей, которые знакомы не только с телефоном, но и с интернетом. Для них Free Web Call видится достаточно перспективной услугой. Люди действительно хотят ею пользоваться. И на ее основе вполне можно сделать перспективные сервисы. При условии, что она будет освещаться и продвигаться с нашей стороны.

CNews: Каким был 2004 год для вашей компании? Насколько вырос оборот по сравнению с прошлогодними показателями?

Валерий КостюнинВалерий Костюнин: В 2004 году оборот нашей компании возрос почти в 2 раза по сравнению с предыдущим годом. Это произошло, в частности, за счет появления новых карточных сервисов, за счет значительного повышения уровня качества. Люди стали очень активно пользоваться нашими новыми услугами.

CNews: Как вообще развивается «карточное» направление TARIO? Насколько успешно продаются новые карты, предлагаемые под брендом TARIO?

Валерий Костюнин: Оборот по карточкам возрос в 1,8 раза. И это с учетом того, что мы начали активно развивать это направление практически только в конце 2004 года. К сожалению, замена старых карточек на новые заняла у нас очень много времени — больше полгода. Замену карт в Москве мы начали еще в июле и не закончили до сих пор. В регионах — еще сложнее. Там опытно-коммерческая эксплуатация новой платформы затянулась, и, по-видимому, новые сервисы будут доступны после 1 квартала 2005 года. За пределами столицы еще существуют нерешенные организационные вопросы по роумингу. Тем не менее, услуга SIP ID по регионам уже пошла. Например, она уже хорошо работает на Украине, в силу известных причин.

CNews: Каковы ваши стратегические планы на 2005 год? Планируете ли вы дополнительную диверсификацию услуг?

Валерий Костюнин: Мы планируем продвигать сервис SIP ID с абонентскими решениями. В настоящее время у нас существует несколько сотен тысяч абонентов с карточками, которым присвоен внутрисетевой абонентский номер и они поддерживают услугу SIP ID. Это фактически те люди, которые могут взять данные с карточки, включить IP-телефон и звонить на такой же IP-телефон бесплатно.

CNews: То есть получается некий российский аналог Vonage?

Видео-материал

Валерий Костюнин: Да. Это очень важный момент. Мы пока не рекламировали эту услугу. Сейчас стоит вопрос как продвигать эти решения на рынок? По-видимому, нужно продвигать два устройства одновременно. Причем, желательно выдавать их бесплатно, как это делает Yahoo BB в Японии. Это выглядит примерно так: вот вам одно абонентское устройство в Москву, а другое — во Владивосток, и звоните бесплатно.

Кроме того, мы будем развивать дополнительные сервисы внутри существующих услуг. Например, у нас появился сервис, который позволяет совершать управление карточными услугами через мобильный телефон. Кроме того, мы запустили услугу по доставке бесплатного информационного контента. Мы также планируем начать сотрудничество с некоторыми магазинами на предмет покупки и продажи по телефонным картам, например, книг.

CNews: Получается, что вы планируете осваивать нишу мобильной коммерции?

Валерий Костюнин: Можно сказать и так. Мы хотим расширить спектр своей деятельности и не ограничиваться только предоставлением услуг связи. Это направление кажется нам перспективным. Ведь мы работаем во многих регионах, все основные технологии у нас разработаны, остается лишь вопрос небольших технических доработок. И все сотни тысяч наших абонентов смогут пользоваться новыми услугами.

И еще один из наиболее интересных сервисов, который мы намерены развивать, — это доступ к услугам из любой географической точки мира с помощью карточки. Она уже предоставляется при помощи обратного звонка: в интернете можно заказать два номера и соединить между собой. Но мы хотим сделать эту услугу доступной с помощью элементарных команд через телефон при дозвоне из любой точки мира.

Вот такие у нас планы на 2005 год. Но главное для нас — это SIP ID в абонентских решениях. К лету будет выработана определенная программа, и примерно с мая мы начнем ее воплощать в жизнь.

CNews: Как удастся решить проблему сложных настроек, о которой говорилось выше?

Видео-материал

Валерий Костюнин: Скорее всего, мы будем устанавливать и настраивать оборудование самостоятельно. Речь, конечно, в первую очередь идет о корпоративных клиентах. При помощи SIP ID они помимо бесплатной стоимости получают определенные гарантии безопасности таких звонков, их нельзя прослушать.

CNews: Неужели для таких клиентов не будет никаких затрат, абонентской платы, например?

Валерий Костюнин: Мы уверены в том, что клиенты значительную часть звонков будут совершать вне SIP-сети, которые уже будут тарифицироваться.

CNews: Какие факторы будут определять в целом развитие телекоммуникационного рынка?

Валерий Костюнин: В первую очередь, рынок зависит от действий регулирующих органов. Приняли, например, какой-то закон — он и будет все определять. Например, можно будет легко закрыть IP-телефонию в стране как сегмент рынка, или не закрыть. Но такого прецедента, чтобы закрыли бизнес целиком, еще не было. Ведь очень много людей лишатся работы.

Борис Болунденков

Борис Болунденков: Стабильность. Если будет стабильность, будет и развитие рынка. Если будут четко и однозначно определены правила игры и если они не будут склоняться в сторону какой-то одной группы операторов, то развитие будет. В противном случае, операторы будут искать пути выживания.

CNews: Давайте вернемся ко второму вопросу — все-таки непонятно, что означает отсутствие IP-телефонии в предварительном списке лицензируемых услуг?

Видео-материал

Борис Болунденков: Это зависит от того, с какой стороны рассматривать этот вопрос. С точки зрения клиента, пользователя — это ему не на пользу. Потому что наконец-то массовый клиент смог воспользоваться связью в более значительном объеме, чем ранее. Было дорого, и вдруг стало дешево. За счет чего? За счет оптимальной технологии, снижения издержек.

Если посмотреть с точки зрения федерального оператора, то это для него благо. Но надо определиться, что же важнее для общества. Либо составная коммерческая часть, либо его граждане.

Нужно спросить государство: чего оно хочет? Если оно хочет в очередной раз поддержать «отечественного» производителя, забыв про население, то нужно так и делать. Если оно хочет поддержать население, то надо дать возможность всем операторам оказывать услуги. А дальше — рыночная конкуренция вытеснит тех, кто этого делать не умеет. Я считаю, что это вопрос даже не коммерческий — это вопрос престижа государства в целом.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS