[an error occurred while processing this directive]

 

Обзор Рынок ИТ: итоги 2004 подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Михаил Панин: Автоматизацию пока оценивают по объемам, а не по качеству

Михаил ПанинИнтервью CNews дал Михаил Панин, директор по развитию бизнеса компании «ГетНет».

CNews: Какого резонанса вы ожидаете от принятия правительством концепции развития ИТ-отрасли? Смогут ли меры, предусмотренные концепцией, стимулировать ее подъем?

Михаил Панин: Когда речь идет о госструктурах, меня (да и многих других, полагаю) удивляет, что практически все вертикали (налоговая инспекция, пенсионный фонд, МВД, ФСБ), которые по своей сути «считают» нас, простых граждан, пользуются своими собственными, не связанными воедино базами и подходами к вопросам учета. Не очень понятно, почему с 1991 году до сих пор не реализована идея «переписать» население страны единым образом, ведь это вполне логично (я говорю не о переписи населения, не так давно прошедшей, а о единой базе регистрации граждан). Сейчас мы все «посчитаны» и в МВД, и в ФСБ, и в налоговой инспекции т.д., и т.п. К примеру, чтобы получить какую-нибудь справку или пригласить родственника из-за рубежа, тебя начинают проверять по всем структурам. Идут запросы в разные органы, хотя очевидно, что с помощью единой базы данных это можно сделать и быстрей, и проще. Без единой государственной системы учёта граждан двигаться вперед просто невозможно. На мой взгляд, сейчас лучше всех ведет учет населения Пенсионный фонд. Если требуется найти человека, то лучше этой структуры никто не поможет. Кроме того, база данной организации построена таким образом, что она хорошо защищена от утечки информации.

Если говорить о создании единой системы учета граждан, важно, как мне кажется, то, какая организация будет играть здесь главную роль. Если во главе будут стоять социальные структуры, такие, как Пенсионный фонд, то понятно, что это будет более открытая система. И человеку гораздо приятнее думать, что данные о нём хранятся в структуре, подобной Пенсионному фонду, а не в МВД. Информация, например, в МВД должна возникать только по определенной категории граждан и исключительно по необходимости.

Хотелось бы, чтобы пример правительства по развитию собственных ИТ-структур стал примером развития для ИТ в промышленности. Если это произойдет, светлое будущее ожидает и промышленные предприятия, которые будут автоматизироваться, и организации, которые будут им в этом помогать.

CNews: Как, на ваш взгляд, изменилась в 2004 году структура потребления ИТ-услуг на российском рынке? На какие сервисы наблюдался наибольший спрос?

Михаил Панин: 2003 и 2004 годы показали, что многие руководители стали понимать зависимость построения жизнеспособных бизнес-процессов от систем автоматизации. Наглядное тому подтверждение — хорошее продвижение в России решений, например, SAP или Axapta. Если взять ситуацию 4-5 летней давности, то тогда нам приходилось убеждать руководителей предприятий и ИТ-служб в эффективности внедрения ERP-системы. Два последних года были переломными: руководящие лица на сегодняшний день заинтересованы во внедрении подобной системы, так как осознали результативность автоматизации управления. Не возникает вопроса, зачем это нужно, проблема в том, какую систему выбрать и какие средства затратить. И все меньше слышишь от предприятий, что они будут развивать свою «самописную» АСУ и разработают систему лучшую, чем, к примеру, SAP или Baan. Чаще всего говорят о том, что специфические функции будут автоматизированы своими силами, а стандартные финансовые функции — с помощью ERP-системы.

Отсюда большой спрос на специалистов в соответствующей отрасли. Появляются новые компании, которые могут работать в сфере внедрения. Сразу возникает вопрос: будут ли это громадные структуры, вроде IBS, или будущее за небольшими командами, которые будут мобильно выполнять разные проекты, в том числе и на субподряде. Мне известны такие небольшие команды, которые обладают глубокими специфическими знаниями в конкретной отрасли и работают с заказчиком не напрямую.

Я бы отметил еще одну интересную особенность, касающуюся рынка технических средств. Произошла, как мне кажется, дифференциация потребления брэндовых марок компьютерного оборудования и марок российского производства. Для решения сложных задач берутся сервера известных марок, а вот для оснащения рабочих мест, в большинстве случаев приобретаются компьютеры российской сборки. Приятно отметить тот факт, что практически исчезла с рынка «желтая» сборка.

При этом требования к надежности хранения информации возрастают. Увеличиваются, соответственно, и стоимость хранения, и затраты на оборудование, обеспечивающее необходимую надёжность. И компаниям выгоднее, по большому счёту, иметь гарантированных производителей, с которых можно спросить, если что-то произойдет. Это, безусловно, положительная тенденция.

Говоря о «популярных» услугах, отмечу, что в 2004 году к их числу, безусловно, относится консалтинг по внедрению ERP-систем. Хотя наша компания не занимается внедрением именно таких систем, мы чувствуем существенный спрос на специалистов в этой сфере.

Наблюдается растущий интерес интерес к консалтинговым услугам по внедрению систем управления жизненным циклом продуктов (PLM-систем). Сейчас здесь такая же ситуация, как несколько лет назад с ERP-системами: пока не все заказчики осознали значимость решений этого класса.

CNews: Какие вертикальные рынки проявляли, на ваш взгляд, в 2004 году наибольшую активность в автоматизации бизнес-процессов?

Михаил Панин: Принцип остался тот же: у кого больше бюджет, тот и проявляет большую активность в автоматизации. Все оценивают объемы, но не качество. Вот, например, предприятие «Х» — у него все прекрасно работает, все настроено — потратило, к примеру, 1 млн. долларов. Но это предприятие, несмотря на его успехи, не будет считаться передовиком в сфере ИТ. Передовиками выглядят те, кто потратил $20-$30 млн. и больше. А насколько эффективно используется инвестиции — трудно сказать.

По вертикальным рынкам — все хорошо, например, у нефтяников, они выделяют много средств. С моей точки зрения, интереснее всего решения в «Сургутнефтегазе», где автоматизация ведется целенаправленно с начала 90-ых годов. В то же время мы не так много слышим о том, как она там проходит, хотя сегодня это один из крупнейших пользователей SAP R/3 в России. Гораздо чаще мы слышим об успешном внедрении R/3, например, в «Лукойле».

Очень многое зависит от конкретных людей. Сейчас интересный проект развивается Федеральной Сетевой Компанией ЕЭС — есть и правильное понимание того, что нужно, есть и люди, которые в состоянии реализовать решения, есть ряд компаний, которые способствуют реализации проекта.

А наша промышленность стонет от нехватки средств. Оборонная промышленность просто не имеет средств на развитие. В частном бизнесе все зависит не от условий рынка, а от руководителя, от его понимания целей и задач автоматизации. Наверное, трудно осуждать владельцев компании, когда они говорят о том, что им выгоднее сейчас правильно организовать производство, чем что-то автоматизировать.

CNews: Насколько востребована сегодня в России , по вашим оценкам, система Baan ?

Михаил Панин: На мой взгляд, альтернативной Baan системы для машиностроительных предприятий в принципе в России нет. Недавно на одном предприятии решили внедрить Axapta — по признанию одного из руководителей, только по той причине, что размер затрат на нее меньше. В то же время они понимали, что придется заниматься подгонкой своих процессов планирования производства под те алгоритмы, которые есть в Axapta, хотя в Baan их можно описать без проблем. Но... разная ценовая категория диктует свои условия, предприятие выбирает менее дорогой вариант. В результате будут великолепно автоматизированы финансы, склады, бухгалтерия, а до производства дело не дойдет. Я считаю, что в машиностроении альтернативы Baan просто нет.

Если рассматривать SAP R/3 в машиностроительном производстве — да, возможно, только почему-то в конечном счёте проекты с R3 становятся еще дороже, чем с Baan. Возможно, потому, что система SAP предусматривает автоматизацию громадных холдингов и ей не очень интересно опускаться на более низкий уровень. А Baan ориентирована и на предприятия с машиностроительным уклоном.

Обязательно будет сдвиг в сторону промышленности, вопрос в том, как это рассматривает государство. Пока что, когда государство говорит о концепции развития ИТ, оно, прежде всего, имеет в виду концепцию развития своих властных и управленческих структур, но совершенно не задумывается о федеральном промышленном секторе. Главное, чтобы у каждого чиновника был свой компьютер, и все хорошо смотрелось, а вот что происходит с государственной промышленностью — это, к сожалению, не так приоритетно.

Если говорить о российском торговом секторе, то здесь тон задают западные торговые сети: они приходят на наш рынок, сразу заставляя почувствовать разницу. Надо, на мой взгляд, идти их путем, и ничего нового тут не придумаешь. Пока наш опыт столкновения с этим рынком показывает, что у российских игроков налицо огромное желание все сделать по уму, только вот развития ERP-систем в этом секторе нет.

CNews: Каковы, на ваш взгляд, рыночные перспективы российских ERP-систем на фоне западных продуктов?

Михаил Панин: Описания разных ERP-систем в рекламных проспектах схожи, понимание различия систем и их возможностей приходит на этапе внедрения. Первая, достаточно распространённая в России функциональная система управления предприятием — 1С. Это хорошо тиражируемая и поддерживаемая бухгалтерия с элементами ERP-системы. Все бухгалтера просто влюблены в 1С. Следовательно, если они и дальше будут инвестировать деньги в разработки, то, возможно, 1С потеснит конкурентов, которые на старте имели гораздо лучший функционал. Это рыночная стратегия: создан продукт, который нужен каждому бухгалтеру, после этого надо двигаться в сторону удовлетворения специфических запросов клиентов.

CNews: Преимущество 1С в том, что эта система подстроена под российские реалии. Насколько серьезно она может утратить свои позиции с переходом России на мировые стандарты отчетности? Кроме того, на сектор СМБ, где традиционно велика доля присутствия «1С», сфокусированы сейчас интересы, например, SAP.

Михаил Панин: Разница в цене: если SAP будет продавать свои решения по цене 1С, то это будет реальная конкуренция. До 1995 года мы занимались в том числе и написанием систем для бухгалтерии под заказчика, тогда это было выгодно. При этом себе мы поставили 1С, понятно, что гораздо выгоднее быть клиентом компании, которая поддерживает свой продукт. Консультанта по 1С сейчас можно найти даже в небольших городках. Вот когда там появятся консультанты по решениям SAP, которые будут «стоить» дешевле, чем 1000 долларов день, тогда, наверное, у SAP повысятся шансы выйти на автоматизацию малого бизнеса в России. Все зависит от того, как 1С сможет использовать свои преимущества, как будут вкладываться деньги в развитие системы.

CNews: Какие из своих проектов, реализованных в 2004 году, вы могли бы выделить как наиболее интересные?

Михаил Панин: В этом году исполняется 15 лет с того момента как компания ГЕТНЕТ появилась на российском рынке. Это большой срок, были всякие времена, и взлеты, и сложности в работе. Компания развивается в последние годы очень динамично. Принцип комплексного подхода к решению поставленных задач основан на той базе, которая была наработана еще в первые годы.

Сегодня есть два проекта, которыми мы можем гордиться. Они связаны с PLM-системами. Во-первых, участие в проекте «Гражданские самолеты «Сухого»: поставка и постоянная поддержка лицензий СAD/CAD CATIA и техники для рабочих мест конструкторов, обучение специалистов, консалтинг внедрения PDM-cистемы SmarTeam. По сути, мы участвуем в создании новых самолетов. Проект реализовывался в 2003-2004 годах, будет продолжаться в 2005. Работы осуществляются в сотрудничестве с компанией «Boeing».

Второе, что хотелось бы отметить — участие в проекте АНТК «Антонов» в Украине. Это объединение — крупнейшее авиастроительное предприятие Украины — обогнало, как мне представляется, многих российских коллег с точки зрения идеологии использования САПР. Работа с ними доставляет колоссальное удовольствие. Мы видим, насколько быстро они перенимают наши знания, применяют их в практической деятельности, становится понятно, какие уникальные кадры сохранены в авиационной промышленности и каковы перспективы её развития.

Есть и менее масштабные проекты. В 2004 году мы закончили пилотный проект на Красноярском заводе комбайнов, направленный на создание электронной модели комбайна. Здесь мы плавно переходим к PLM-системе, которая органично сливается с ERP. Чтобы изделие появилось, надо разработать несколько его вариантов, собрать базу, в которой можно было бы сконфигурировать разные изделия с заданными рыночными параметрами, после этого разрабатывается технология производства, и только тогда все наработки передаются на производство под управлением ERP-системы. Если рассматривать вопрос эксплуатации, сопровождения изделия, то это делает именно PLM-система. Однако спрос на PLM пока значительно меньше, чем на ERP. Наверное, это связано с тем, что в России на какое-то время перестали разрабатывать что-то новое, не хватало инвестиций. Но рынок меняется и создание нового автоматически ведет к увеличению спроса на системы автоматизации конструкторских работ. Это то, что нас ожидает в будущем, и куда мы сейчас вкладываем деньги. Сейчас на многих предприятиях уже чётко просматривается рост интереса к современным методам проектирования и управления данными об изделии на протяжении всего жизненного цикла. Реальный спрос ожидается через 3-5 лет, и на этот рынок пойдут многие крупные предприятия.
Что касается проектов в области системной интеграции, мы ориентируемся на решение комплексных задач по автоматизации управления корпоративными информационными системами, на создание отказоустойчивых и катастрофоустойчивых вычислительных центров предприятий и организаций самого различного профиля (промышленность, энергетика, финансовый сектор и др.)
В машиностроении хотел бы отметить наш проект по введению в промышленную эксплуатацию аппаратно-программной платформы IBM для повышения эффективности работающей там ERP-системы Baan5 на Уфимском моторостроительном производственном объединении. Очень приятно сотрудничать и с руководством, и с ИТ-специалистами УМПО. Нечасто встречались мне организации, которые так четко представляют, что им надо и чего они хотят. Удобно работать с заказчиком, который определился, подготовился, у него есть свои внедренцы, есть определенная задача – выбрать наиболее оптимальную конфигурацию своих технических средств. В свою очередь мы обладаем большим потенциалом именно как системные инженеры в области техники IBM, HewletРackard, систем хранения данных, систем операционного софта. Это наша стихия, мы занимаемся этим профессионально и целенаправленно, у нас здесь большое преимущество перед компаниями, которые декларируют, что они закрывают вообще все процессы. Такой тандем — грамотный заказчик и квалифицированный исполнитель — обеспечивает успех проекта.

Часто бывает так, что нашими ресурсами пользуются наши коллеги и другие системные интеграторы, это нормальная ситуация развития рынка в сторону привлечения взаимных ресурсов. Одна из самых серьезных проблем в России сейчас — это демпинг, потому что заказчик от этого не выигрывает. Если в результате некого «сверхоткрытого» тендера цены были выбиты в «абсолютный ноль», это свидетельствует о том, что компания-победитель не располагает достаточными финансовыми ресурсами для исполнения своих обязательств. Заказчики этого часто не понимают. Существуют некие реальные ориентиры на рыночные цены, и все должно быть в их рамках.

CNews: Как вы представлены на рынке СНГ?

Михаил Панин: Мы работаем в Украине и Узбекистане, причем, не конкурируя с местными ИТ-компаниями, а помогая им, сотрудничая с ними. Мы позиционируем себя как нейтральную российскую компанию, имеющую опыт именно в сервисе. В Белоруссии мы своих услуг не предлагаем, так как эта страна — некая большая госструктура, в которой ИТ-бизнес представлен одной крупной очень профессиональной компанией, которую мы уважаем, и которая без проблем удовлетворяет потребности региона. Казахский рынок очень сложный, и здесь мы также не работаем. В Азербайджане мы выполняем сервисные контракты для партнеров. Можно упомянуть Туркмению — участие в ИТ-проекте для железной дороги.

CNews: Какие бизнес-цели ставит Гетнет на 2005 год? Планируете ли вы какую-либо диверсификацию продуктов и услуг?

Михаил Панин: На 2005 год цель одна — стать крупным системным интегратором в общепринятом понимании. Основная задача в год нашего пятнадцатилетия — организовать переломный момент, когда компания должна прочно укрепиться на рынке PLM и однозначно заявить о себе прежде всего в этой области, показать всем, что у нас здесь практически нет конкурентов. В 2005 мы постараемся сделать так, чтобы нас именно так и воспринимали. Если мы поведем себя правильно, все должно получиться. Основной упор будем делать на консалтинг, а не на продажи продуктов. Рынок для продажи PLM-продуктов нужно создавать самим, продавая нашим заказчикам технологии.

Важным моментом для нас является увеличение оборота компании. Если компания обладает достаточным оборотом, то есть задел на будущее. Также ключевой вопрос — равномерное распределение денег от заказчиков, чтобы компания не зависела от случайностей и отдельных контрагентов.

Говоря о диверсификации, мы планируем двигаться в сторону ERP-систем. Есть планы создания групп по внедрению. Когда количество наших заказчиков позволит нам содержать такие группы, мы это сделаем, а пока дешевле отдавать это направление партнерам.

CNews: Каково соотношение в структуре оборота между продажей продуктов западных производителей и оказываемыми вами услугами?

Михаил Панин: Трудно сказать, формально можно взять договора и посмотреть, каков объём консалтинга и продаж. С другой стороны, в реальных проектах часто бывает так, что весь консалтинг прячется в стоимости оборудования. Эту цифру посчитать тяжело. Во внедрении PLM или ERP-решений компания еще может выделить консалтинговые услуги. А вот когда приобретаются средства вычислительной техники для заказчика, то клиент, как правило, консалтинг «берёт» бесплатно. Поэтому часто легче и удобнее включить услуги в стоимость оборудования.

К сожалению, далеко не все наши заказчики обучают своих сотрудников. Причина кроется в человеческом факторе. Компании, бывает, отказываются обучать людей потому, что те заняты на работах и не находят на это времени. В регионах, например, компании не всегда могут позволить своим сотрудникам получить сертификат специалиста, например, по PLM-системам, потому что боятся, что завтра этот сотрудник с таким сертификатом уедет в Москву на гораздо более высоко оплачиваемую работу.

И при этом хотел бы отметить интересную закономерность: чем выше квалификация инженеров у нашего заказчика, тем дороже мы можем продать им свои услуги. Если в компании отсутствуют квалифицированные специалисты, тем сложнее нам продать наши решения.

Основные направления нашей деятельности — это системная интеграция, услуги и поставки. Несколько в меньшей степени — консалтинг, обучение и разработка ПО. Хотел бы подчеркнуть, что треть наших инвестиций идет на PLM направление, и эта тенденция будет сохраняться.

CNews: CNews: Какие технологии, по вашим ожиданиям, будут особо востребованы российскими компаниями в ближайшие годы?

Михаил Панин: Первое — создание высоконадежных дублирующих центров, от этого никуда не деться. С годами электронное оборудование становится все более сложным, но всё менее надежным. Это актуально для всех компаний, что приходится учитывать в реальной жизни.

Второе — создание и внедрение систем управления корпоративными информационными сетями, без которых современный бизнес неуправляем со всеми вытекающими отсюда последствиями. Следует максимально ограничить личную функциональность конкретного рабочего места и, по сути дела, свести ее к простому терминалу. При этом информация (и производственная, и экономическая, и всякая другая) должна храниться централизованно в одном месте. Пользование ею должно быть чётко регламентировано и управляемо — это непреложная истина.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS